Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

УРОКИ АНГЛИЙСКОГО И ИСПАНСКОГО ЯЗЫКОВ


В 711 году мусульмане вторглись в Вестготское королевство. Несколько лет спустя они заняли почти весь Пиренейский полуостров - за христианами остался лишь гористый клочок земли на севере. Но время шло, ситуация менялась, и к середине 12-го века христиане заметно потеснили противника к югу (в 1085 году взяли Толедо). Мусульмане, отметим, в процессе завоевательных войн (Персия, Сирия, Палестина, Египет и так далее) проявили недюжинный интерес к наследию покоренных народов и перевели на арабский язык массу книг по различным отраслям знания, а также, переварив эти знания, написали немало своих. И когда иберийские христиане брали города, к ним в руки попадали бесценные сокровища – библиотеки. Но чтобы эти сокровища стали доступны, требовались специалисты, способные перевести книги с арабского языка на латинский. Одним из таких экспертов был англичанин Роберт Честерский, который приехал в «Испанию» (государства с этим названием тогда еще не было) в 1130-х годах и, выучив арабский язык, перевел, в частности, Коран (сообщается, правда, что это был не перевод, а пересказ основных тезисов), первую для европейцев работу по алхимии, а также трактат Ал-Хорезми по алгебре, сыграв тем самым немаловажную роль в распространении наук…

Я это к тому, что владение иностранными языками приносит большую пользу как отдельному человеку, так и всему человечеству. В этой связи предлагаю уроки английского и испанского языков. Можно даже испанский на английском (такие у меня есть) и английский на испанском (таких пока не было).


О себе:

- Полиглот (владею семью языками, в том числе арабским, если вдруг кому надо)

- Преподавательский стаж – 18 лет
- Опыт работы переводчиком – 15 лет
- Член международной ассоциации переводчиков (Association of Professional Translators and Interpreters)
- Автор «Занимательной Англии»


Занятия по skype, google meet, zoom и так далее. Предпочтительнее взрослые. Вопросы - в личку.

Спасибо и удачи!

Языки похожи на путешественников…


Чарльз Диккенс, 1852 г.

В 1844 году в Англии вышел роман Чарльза Диккенса «Мартин Чезлвит». Некоторая доля событий в этом произведении происходит в Североамериканских Штатах. Автор не любил Америку, не в последнюю очередь потому, что там его книги бессовестно печатались пиратским образом (во время своей поездки в эту страну Диккенс призывал местную общественность соблюдать авторское право, но на него смотрели с усмешкой), поэтому, работая над американской частью сюжета, он не скупился на желчь.

Но дело не в этом. В книге есть эпизод, когда только что приехавший в Нью-Йорк Мартин попадает в семейство Норрисов, которые, к его удивлению, обнаруживают недюжинный интерес к европейской аристократии, и просит двух мисс Норрис (one eighteen; the other twenty — both very slender, but very pretty) что-нибудь спеть.



«Они пели на всех языках, кроме своего родного. По-немецки, по-французски, по-итальянски, по-испански, по-португальски и даже по-швейцарски – лишь бы не было ничего отечественного, ничего низменного. Ибо языки похожи на многих путешественников – они заурядны и вульгарны у себя на родине, зато приобретают необыкновенное благородство за границей» (перевод взял в интернете – не знаю чей. Оригинал: They sang in all languages--except their own. German, French, Italian, Spanish, Portuguese, Swiss; but nothing native; nothing so low as native. For, in this respect, languages are like many other travellers--ordinary and commonplace enough at home, but 'specially genteel abroad).

Выводы делайте сами)

PS Насчет уроков английского и испанского языков обращайтесь в личку. А кто пользуется telegramом, подписывайтесь на «Спросите полиглота» https://t.me/learnwithapolyglot.


Томас Кук: борец за трезвость и отец коммерческого туризма


Томас Кук

«Эх, все же нет на свете ничего хуже пьянства. Гробит здоровье, притупляет разум, а главное - уйма времени коту под хвост. Пока добредешь до питейного дома, пока получишь свою кружку эля, а затем вторую-третью-четвертую, чтобы залиться до отказа и забыть все тяготы бытия, пока наслушаешься всласть вранья своих собутыльников, пока заставишь себя встать и, запинаясь-пошатываясь, двинешься домой, но по пути повстречаешь старого приятеля, затеешь с ним хмельной спор, который непременно перерастет в драку, а намахавшись кулаками, вернешься с этим самым приятелем в заведение, чтобы обмыть примирение и только после этого отправишься восвояси... Сколько ж благих дел можно было бы совершить вместо всего этого! Сколько пользы принести себе и окружающим! Да, нет на свете ничего хуже пьянства».

Collapse )

На курорт!


Уважаемые англофилы, англоманы и просто любители истории! Вынужден сообщить вам, что неделя моды переносится на конец августа. Причина очень уважительная: автор уезжает на курорт. Поваляюсь на солнышке, поплещусь в соленой водичке, наберусь сил и возвращусь в Москву «красивый, двадцатидвухлетний».

Желаю всем хорошего лета и крепкого загара. Да скорой встречи!

Чертовка Джон Браун


Карта западного побережья Африки, 1725 г.

Что было, то было. Уже не отвертеться. И не оправдаться. Короче говоря, пятно на всю жизнь. Вернее, до скончания веков. И что характерно, вся эта гадость пришлась на эпоху Просвещения. То есть благороднейшие мысли об абсолютной справедливости и всеобщем счастии благополучно соседствовали с поганенькими мыслишками о скорейшем обогащении за счет безжалостной эксплуатации других людей. Так что не юудем темнить. Хотя бы в память о тех, кто погиб в трюмах кораблей или под лучами безжалостного тропического солнца. Ведь эти поганенькие мыслишки цвели не только в головах отдельных беспринципных ловкачей. Это была государственная политика. Вот что пишет некто Джеймс Хьюстон – сотрудник одной из компаний, занимавшихся этим грязным делом: «Как прекрасна и прибыльна эта торговля… На ней держится вся мировая коммерция»…

Collapse )

Джонатан Свифт: на грани фола


Джонатан Свифт. Портрет работы Чарльза Джерваса, 1718 г.

Джонатан Свифт знаком российскому читателю в первую очередь как автор «Путешествий Гулливера». Однако на этом его литературные заслуги далеко не исчерпываются. Свифт – искусный острослов и дерзкий, язвительный сатирик. Его гневные, желчные памфлеты часто шокируют и даже пугают. Его простая и выверенная манера письма привлекла множество последователей, среди которых небезызвестный Джордж Оруэлл. Одним словом, Джонатан Свифт настолько емкая и интересная личность, что я вынужден разделить посвященную ему зарисовку на две части: в первой я скажу несколько слов о биографии и творчестве, а во второй – о прелюбопытнейших взглядах этого писателя на язык.

Collapse )