Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Железнодорожный детектив



Человек на рельсах и кровь в купе первого класса

В субботу 9 июля 1864 года машинист Северной линии лондонских железных дорог Альфред Икин был вынужден остановить поезд. Несмотря на сгущающиеся сумерки, было больше десяти часов вечера, он разглядел на путях какой-то предмет. Спрыгнув на землю, Икин сделал несколько шагов вперед и обомлел: на рельсах лежал человек. Пожилой мужчина. Он был без сознания. Но сердце его все еще билось.

Collapse )

Джонатан Уайлд: благодетель с большой дороги



Джонатан Уайлд в Ньюгейтской тюрьме. Гравюра 1725 г.

Судьба часто подкладывает свинью. В самый ответственный момент что-то вдруг надламывается в крепкой структуре и все рассыпается в прах. Только так можно объяснить, почему привычные смелость и твердость духа уступают внезапно место трусости и малодушию … Силы оставили его. Колени подгибались. Губы дрожали. Слезы текли ручьем. Он знал, что не выдержит позора, что лучше покончить со всем сейчас же. Немедленно. Поэтому он выпил изрядную порцию настойки опия, надеясь, что завтра уже не наступит. Но доза оказалась слишком слабой, чтобы лишить его жизни. И завтра наступило.

Collapse )

Мэри Фрит: воровка и знаменитость


Мэри Фрит. Изображение 1859 г.

Она носила дублет и бриджи, курила трубку и непристойно выражалась, выпивала и дебоширила. Встречайте: Мэри Фрит – воровка, сутенерша, скупщица краденного и разбойница с большой дороги.

Collapse )

Роберт Пиль и его ребята



Полицейский викторианской эпохи

— Вы с оружием, Лестрейд?
— Раз на мне брюки, значит, и задний карман у них есть, а раз есть задний карман, значит, он не пустует.

Вряд ли я преувеличу, если скажу, что знакомство большинства россиян (которым сейчас за 30) с британской полицией началось с прекрасной экранизации Игоря Масленникова приключений Шерлока Холмса и доктора Ватсона.

Collapse )

Нарушение благочиния в Англии XIX века



Теплой июльской ночью член парламента Хью Пилкингтон возвращался домой из Палаты Общин. Трудно с точностью сказать, в каком настроении он пребывал, но предположим, что в хорошем. Допустим также, что в тот момент Пилкингтон был несколько рассеян, потому как сознание его было всецело поглощено серьезнейшей мыслью государственного значения и масштаба. И как раз в ту секунду, когда Пилкингтон уже взвесил все «за» и «против» и был близок к выводу, некто набросил ему на шею веревку и принялся душить. Нападавший, видно, хорошо знал свое дело, потому что очень скоро мышцы члена парламента обмякли и он лишился чувств.

Collapse )