Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

О том, как король Санчо похудел


Король Леона Санчо (12 в)

В 956 году в возрасте (примерно) тридцати лет скончался король Леона Ордоньо III, и на трон взошел его сводный брат Санчо. Два года спустя, а именно в 958 году, Санчо с престола свергли, и он отправился в Памплону (Наварра) к своей бабушке, влиятельнейшей особе, донье Тоде Аснарес, которой, отметим, было уже около восьмидесяти лет.

Collapse )

Отрыжка испанской принцессы


Луиза Елизавета Орлеанская

Первый Бурбон на испанском троне Филипп V (время правления 1700-1746) отличался крайней нестабильностью психики. Настолько, что в 1724 году, находясь во власти болезненных иллюзий и видений, решил отречься от престола в пользу своего шестнадцатилетнего сына Луиса (время жизни 1707-1724). Однако семь месяцев спустя юноша скончался от оспы, и Филипп вновь сделался королем…

Collapse )

Языки похожи на путешественников…


Чарльз Диккенс, 1852 г.

В 1844 году в Англии вышел роман Чарльза Диккенса «Мартин Чезлвит». Некоторая доля событий в этом произведении происходит в Североамериканских Штатах. Автор не любил Америку, не в последнюю очередь потому, что там его книги бессовестно печатались пиратским образом (во время своей поездки в эту страну Диккенс призывал местную общественность соблюдать авторское право, но на него смотрели с усмешкой), поэтому, работая над американской частью сюжета, он не скупился на желчь.

Но дело не в этом. В книге есть эпизод, когда только что приехавший в Нью-Йорк Мартин попадает в семейство Норрисов, которые, к его удивлению, обнаруживают недюжинный интерес к европейской аристократии, и просит двух мисс Норрис (one eighteen; the other twenty — both very slender, but very pretty) что-нибудь спеть.



«Они пели на всех языках, кроме своего родного. По-немецки, по-французски, по-итальянски, по-испански, по-португальски и даже по-швейцарски – лишь бы не было ничего отечественного, ничего низменного. Ибо языки похожи на многих путешественников – они заурядны и вульгарны у себя на родине, зато приобретают необыкновенное благородство за границей» (перевод взял в интернете – не знаю чей. Оригинал: They sang in all languages--except their own. German, French, Italian, Spanish, Portuguese, Swiss; but nothing native; nothing so low as native. For, in this respect, languages are like many other travellers--ordinary and commonplace enough at home, but 'specially genteel abroad).

Выводы делайте сами)

PS Насчет уроков английского и испанского языков обращайтесь в личку. А кто пользуется telegramом, подписывайтесь на «Спросите полиглота» https://t.me/learnwithapolyglot.


Строптивый старик Никита, или Шекспир для крестьян и каторжников


Каторжники Акатуйской тюрьмы, ок. 1907

В 19 веке в английских газетах и журналах для рабочих можно было найти немало обработок шекспировских пьес, в которых сюжет порой изменялся до неузнаваемости. Произведения Барда упрощали, чтобы облегчить понимание и привлечь новых читателей к творчеству «эталона английскости», без знакомства с которым житель Альбиона никак «не может считаться настоящим англичанином», либо преподносили под таким углом, чтобы разжечь в читателе пламя праведной злобы и направить его силы на борьбу с несправедливостью, либо подавали в виде веселых пародий, чтобы через смех приобщить простых людей к сокровищнице национальной литературы, а заодно и заработать денег на популярных сюжетах…

Collapse )

Черный дождь



«Мужчины, женщины, дети, местность и дома – все черное. Все выглядит чрезвычайно пустынным. Повсюду уголь. Трава – увядшая и черная. Сейчас проехали удивительное здание, пылающее огнем. Местность все еще черна, все полыхает, везде в изобилии уголь, все вокруг дымит, горят кучи угля. И среди всего этого - убогие лачуги, тачки и маленькие дети в лохмотьях».

Collapse )

Гамлет, Крымская война и как стать мужчиной



В первой трети 19 века в Англии начала распространяться пресса для рабочего класса, в которой нередко, скажу даже сильнее – довольно часто публиковалось что-то из Шекспира или о Шекспире. Характер таких материалов зависел от направления издания: радикальные газеты и журналы использовали, в частности, вырванные из контекста цитаты Шекспира, с тем чтобы разжечь в читателях негодование и боевой дух и настроить их на борьбу с несправедливостью; издания консервативные, напротив, стремились отвлечь читателей от общественных и политических проблем и направить их по истинному пути, где упорный труд (Шекспир много работал и выбился в люди), нравственность и благопристойность непременно приведут к процветанию. Между ними располагались многочисленные газеты и журналы, которые печатали то, что хорошо продавалось.

Collapse )

О Тургеневе, письмах и WhatsAppе


Иван Тургенев

«Пишу к Вам, любезный Станкевич, из Maison Garnie, No 28, Santa Lncia, вечером - после утомительного дня. Ефремов ложится спать, говорит и делает разные непристойности, что я отчасти приписываю картинкам полунагих дев, окружающим его изголовье. Сегодня он был в весьма странном расположении духа - и делал каламбуры, от которых у меня волосы становились дыбом. Но во всем нужен порядок... N. B. Сегодня Ефремов мылся мылом; и сейчас велит прибавить, что был необыкновенно хорош; даже надевал белые перчатки,-- собственно одну - на левую руку, а другую держал в руке для придания себе контонансу. - Итак, во всем нужен порядок, хоть бы в письме, писанном в полудремотном состоянье. Вид Неаполя неописанно прекрасен - из наших окон - но особенно с замка S. Elmo. Прямо перед нашим домом, на другой стороне залива, стоит Везувий; ни малейшей струи дыма не вьется над его двойной вершиной. По краям полукруглого залива теснятся ряды белых домиков непрерывной цепью до самого Неаполя; там город и гавань, и Кастель-дель-Ово: на высоком зеленом холме стоит замок S. Elmo - почти на середине залива. - Но цвет и блеск моря, серебристого там, где отражается в нем солнце, пересеченного долгими лиловыми полосами немного далее, темно-голубого на небосклоне, его туманное сияние около островов Капри и Некия - это небо, это благовонье, эта нега...»

Collapse )

Спросите полиглота: «Возмездие за братоубийство» или Гамлет по-немецки


Файнс Морисон

«Помнится, когда наши оказавшиеся без дела презренные актеры приехали из Англии в Германию и выступали на ярмарке во Франкфурте, причем у них не было ни подобающих нарядов, ни украшений для сцены, немцы, как мужчины, так и женщины, не понимая ни слова, на удивление столпились поглазеть на их телодвижения…»

Collapse )

Спросите полиглота: «С Богом он говорил по-испански»



В 1516 году королем Испании (Кастилии и Арагона) стал Карл…

О лингвистических способностях этого монарха, который в 1519 году сделался еще и императором Священной Римской империи, трудно сказать что-то c полной уверенностью. Испанский лингвист и историк Мануэль Алвар пишет, что когда Карл прибыл на Иберийский полуостров, он «говорил по-французски, но не знал ни кастильского, ни немецкого. Первый из этих двух он впоследствии освоил хорошо, второй – нет. И несмотря на то что он родился в Генте (Фландрия), разговаривать по-фламандски он так и не научился».    

Collapse )

Спросите полиглота: чистота английского языка



У нас нередко обвиняют Петра Первого в том, что он де уничтожил истинную Россию, перекроив ее на западный лад. Явление не уникальное. В каждой, должно быть, стране есть кто-то, кто обвиняет кого-то в том, что тот завалил родное-исконное заграничным хламом, под которым уже не разглядишь корней.

В Англии среди таких господ выделяется Александр Гилл (1565-1635). Широкой публике это имя вряд ли знакомо. Он был, как бы сейчас сказали, ученым-лингвистом и преподавал в одном из лучших образовательных учреждений того времени - школе Святого Павла, где, заметим, под его началом учился Джон Мильтон.

Collapse )