Денис Кокорин (enjoy_england) wrote,
Денис Кокорин
enjoy_england

Category:

Заметка о Шекспире и английском языке. Пушкин


Картинки по запросу "Пушкин"

Когда именно Александр Сергеевич познакомился с творчеством Шекспира, сказать с уверенностью невозможно. Первое задокументированное упоминание русским поэтом имени английского драматурга содержится в написанном весной 1824 года в Одессе письме то ли Петру Вяземскому, то ли Вильгельму Кюхельбекеру, где говорится: «Читая Шекспира и Библию, святый дух иногда мне по сердцу, но предпочитаю Гете и Шекспира».

Летом того же года Пушкина сослали в Михайловское, где он продолжил изучать пьесы англичанина. В 1825 году он написал Николаю Раевскому-младшему (1801—1843): «Но что за человек этот Шекспир!.. Не могу прийти в себя! Как мелок по сравнению с ним Байрон-трагик!» И в результате этих штудий на свет в Михайловском появилась «шекспировская» пьеса «Борис Годунов». Кстати, в связи с этим произведением необходимо упомянуть один курьез. Осенью 1825 года одноклассник Пушкина по Царскосельскому лицею Александр Горчаков (1798-1883) заехал в псковское имение своего дяди. Александр Сергеевич поспешил туда и познакомил его с отрывками своей пьесы. Позже Горчаков вспоминал, что там было «несколько стихов, в которых проглядывала какая-то изысканная грубость и говорилось что-то о слюнях». Он посоветовал поэту «вычеркнуть эти слюни». В ответ Пушкин заявил: «А посмотри, у Шекспира и не такие еще выражения попадаются». На это Горчаков заметил: «Да, но Шекспир жил не в 19 веке и говорил языком своего времени».

Картинки по запросу "Александр Горчаков"
Александр Горчаков, 1836 г.

Еще один примечательный эпизод упоминает в своих «Записках» писатель Ксенофонт Полевой (1801-1867), хотя некоторые сомневаются в его достоверности. Он сообщает, что осенью 1826 года, будучи в гостях, Пушкин был «невесел… молчал, когда речь касалась современных событий, почти презрительно отзывался о новом направлении литературы, о новых теориях и, между прочим, сказал: «Немцы видят в Шекспире черт знает что, тогда как он просто, без всяких умствований говорил, что было у него на душе, не стесняясь никакой теорией». Тут он выразительно напомнил о неблагопристойностях, встречаемых у Шекспира, и прибавил, что это был гениальный мужичок».

Картинки по запросу "Ксенофонт Полевой"
Ксенофонт Полевой, 1833 г.

Но сейчас нас интересует следующий вопрос: на каком языке Пушкин читал Шекспира. Согласно многим современникам, на протяжении большей части 1820-х годов Александр Сергеевич знал английского драматурга по французскому изданию 1821 года под редакцией Гизо и Пишо, которое было фактически перепечаткой прозаических переводов-адаптаций Пьера Летурнера, выполненных еще в 1770-х годах. К моменту написания Пушкиным «Бориса Годунова» в Европе, по большому счету, полноценно (в стихах, без купюр и добавлений) были переведены только семнадцать шекспировских пьес – Августом Вильгельмом Шлегелем на немецкий язык. Но с ними Пушкин вряд ли был знаком, так как он, по свидетельству Ксенофонта Полевого, признавался: «Только с немецким не могу я сладить!.. Выучусь ему, и опять все забуду: это случалось уже не раз».

Август Вильгельм Шлегель

В 1828 году Александр Грибоедов (1795-1829) говорил все тому же Ксенофонту Полевому: «Совестно читать Шекспира в переводе, если кто хочет вполне понимать его, потому что, как все великие поэты, он непереводим, и непереводим оттого, что национален. Вы непременно должны выучиться по-английски». Пушкин, безусловно, разделял это мнение и к концу 1820-х годов по-английски выучился. Но с оговоркой. Вот что пишет в своих воспоминаниях Михаил Юзефович (1802—1889) о встрече с Александром Сергеевичем на Кавказе в 1829 году: «Пушкин имел хорошее общее образование. Кроме основательного знакомства с иностранной литературой, он знал хорошо нашу историю, и вообще, для своего серьезного образования, воспользовался с успехом ссылкой. Так, между прочим, он выучился по-английски. С ним было несколько книг, и в том числе Шекспир. Однажды он в нашей палатке переводил брату и мне некоторые из него сцены. Я когда-то учился английскому языку, но, не доучившись как следует, забыл его впоследствии. Однако ж все-таки мне остались знакомы его звуки. В чтении же Пушкина английское произношение было до того уродливо, что я заподозрел его знание языка и решил подвергнуть его экспертизе. Для этого на другой день я зазвал к себе его родственника Захара Чернышева, знавшего английский язык, как свой родной, и, предупредив его, в чем было дело, позвал к себе и Пушкина с Шекспиром. Он охотно принялся переводить нам его. Чернышев при первых же словах, прочитанных Пушкиным по-английски, расхохотался: «Ты скажи прежде, на каком языке читаешь?» Расхохотался, в свою очередь, и Пушкин, объяснив, что он выучился по-английски самоучкой, а потому читает английскую грамоту, как латинскую. Но дело в том, что Чернышев нашел перевод его совершенно правильным и понимание языка безукоризненным».

Михаил Юзефович

Примечательно, что безукоризненным пониманием, видимо, все и ограничилось и разговаривать на этом языке русский поэт так и не научился. Подтверждением тому могут служить слова филолога Якова Грота (1812-1893): «Изучая английский язык, я сошелся с Пушкиным в английском книжном магазине Диксона… Увидев Пушкина, я забыл свою собственную цель и весь превратился во внимание: он требовал книг, относящихся к биографии Шекспира, и, говоря по-русски, расспрашивал о них книгопродавца». Эта встреча произошла где-то в середине 1830-х годов…

Яков Грот

Может быть, Пушкин когда-нибудь и освоил бы английский язык во всей полноте. Но не успел. Короткой оказалась жизнь.
Tags: 19 век, Англия, Пушкин, Россия, Шекспир, английский язык, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments