Любовь и коварство




Long live the king

В 1603 году умерла королева Елизавета, и на английский престол взошел шотландский монарх Джеймс - сын Марии Стюарт, казненной за шестнадцать лет до этого по косвенному приказу почившей государыни. Джеймс с нетерпением ждал этого события уже давно. И вот – свершилось! После стольких лет прозябания в бедной Шотландии он, наконец, добрался до казенных сундуков несравнимо более богатой Англии. «Я словно нищий, который 40 лет скитался по пустыне и вдруг оказался на Земле Обетованной», - передает очевидец его слова.


Король Джеймс (Яков) I

И действительность его мгновенно переменилась. Широкой, уверенной поступью зашагал он по жизни. Величественные здания, пышные представления, роскошные наряды, дорогие украшения, обильные кушанья и пьянящие напитки – всего теперь было у Джеймса в полном достатке.

Как пишет американский историк Роберт Бухольц, очень скоро после его восхождения на престол расходы на дворцовое хозяйство увеличились, по сравнению с елизаветинскими временами, в четыре раза. И если при Глориане в период войны в год тратилось около 300 000 фунтов стерлингов, то в первые годы правления Джеймса, причем в мирное время, - 500 000. К моменту смерти Елизаветы долг короны составлял примерно 400 000 фунтов стерлингов. К 1608 году он возрос до 600 000, а к 1618 – до 900 000. Новый монарх наслаждался жизнью.


Король Джеймс (Яков) I

А вместе с ним наслаждалось и его шотландское окружение. По подсчетам того же историка, к 1610 году в карманах приближенных осело не менее 250 000 фунтов стерлингов, не говоря о драгоценностях, земельных наделах и других щедрых подарках.

Более того, Джеймс, будучи женатым на датской принцессе Анне и имея от нее несколько детей, предпочитал ей общество очаровательных молодых людей, с которыми вел себя весьма фривольно. В исторических анналах сохранилось высказывание на этот счет одного пуританских взглядов джентльмена: «Он (король) прилюдно целовал их столь сластолюбиво… что в воображении многих стали рисоваться картины того, что могло происходить в спальне, для описания чего у меня не хватит слов».

В течение нескольких лет главным фаворитом монарха был Роберт Карр, оказавшийся вовлеченным в одну очень неприятную историю, о которой и пойдет дальнейший разговор.


Неприятная история

Шотландец Роберт Карр (1587-1645) начал свой карьерный путь королевским пажом и в 1603 году приехал с Джеймсом в Англию. В течение первых лет монарх, видимо, никак не отличал молодого человека. Но в 1607 году Карр, во время рыцарского турнира, на котором присутствовал король, упал с лошади и сломал ногу. Некоторые полагают, что Роберт сделал это умышленно, чтобы привлечь внимание августейшей особы. И если это так, то затея оказалась в высшей степени удачной, потому что Джеймс проявил к нему большое участие (есть мнение, что монарх впечатлился длиною ног Карра). Пока молодой человек выздоравливал, король часто составлял ему компанию, развлекая его уроками латыни. Вскоре они стали неразлучны.

Роберт Карр

Шотландец начал постепенно набирать политический вес. В 1611 году монарх пожаловал ему титул виконта Рочестера, в 1613 – графа Сомерсета, а после смерти главного министра Роберта Сесила Карр сделался секретарем Джеймса. Кроме того, он воспылал страстью к представительнице очень влиятельного рода Фрэнсис Ховард (1590-1632) и выказал намерение на ней жениться (король к дамам не ревновал), что заметно бы усилило его позиции. Женщина согласилась. Однако имелось два затруднения. Во-первых, она уже была замужем…

Фрэнсис Ховард

Эту преграду устранили весьма эффектным образом. Для того чтобы аннулировать брак, требовались основания, и они нашлись. Супругом Френсис был Роберт Деверё, 3-й граф Эссекс (1591-1646). В 1620-х годах он примет участие в Тридцатилетней войне, а во время гражданской войны будет сражаться на стороне парламентариев и проявит недюжинную храбрость. Но пока похвастаться ему было нечем, хуже того – поговаривали, будто он несостоятелен как мужчина. И именно этот крайне неприятный для него нюанс стал главным аргументом Фрэнсис.Но голословного обвинения мужа в импотенции и утверждения, что он не познал своей супруги было недостаточно. Нужно было предоставить доказательства. Для этого созвали комиссию, составленную из высших церковных чинов, которые с серьезнейшим видом выслушали показания Фрэнсис о том, что, как пишет историк Саймон Шама, «благородный граф не мог ввести свой орган в ее благорасположенное лоно». Отметим мимоходом, что архиепископ Кентерберийский, ввиду пикантности дела, попросил у короля разрешения в слушании не участвовать.

За этим последовал физический осмотр, в результате которого выяснилось, что женщина действительно девственна. Правда, здесь не все чисто. Судя по всему, Фрэнсис согласилась на эту процедуру только при условии, что ее лицо будет покрыто, и скорее всего эксперты осматривали не ее, а нанятую для этого дела девицу. Кроме того, ходила молва, что за несколько лет до описываемых событий эта особа лишила девственности принца Уэльского. Но как бы то ни было, брак аннулировали и молодые люди поженились.

Что касается Эссекса, то весьма вероятно, что он натурально страдал половым бессилием. Впоследствии он женится еще раз – на Элизабет Полет - и вновь неудачно. Супруги будут жить раздельно, и хотя она родит сына, который через месяц умрет от чумы, отцовство ребенка вызовет большие сомнения. Но наряду с этим есть подозрение, что импотенцию могли вызвать вредоносные снадобья, которые Фрэнсис добавляла мужу в пищу…  


Граф Эссекс - первый муж Фрэнсис Ховард

Вторым затруднением был приятель Роберта поэт Томас Овербери, который называл Фрэнсис падшей женщиной и, считая, что она погубит его друга, настаивал на том, чтобы он разорвал с ней отношения. Фрэнсис, употребив свои связи, добилась назначения Томаса дипломатом заграницу. Поэт предложение отклонил, за что его обвинили в неуважении к королевской воле и посадили в Тауэр, где в 1613 году он скончался.

Томас Овербери

Странная была смерть. Покойника похоронили с молниеносной быстротой, там же в Тауэре, не позволив родственникам проститься с почившим. Спешка, конечно, могла быть вызвана обстоятельствами: «Причину кончины не установили, - отмечал эпистолограф Джон Чемберлен. – Но дурное состояние тела возбудило толки, что это была оспа или что-то хуже». Возможно, подозревали сифилис. Однако через два года бывший управляющий Тауэра Уильям Уаад (Waad или Wade) сообщил, что до него дошли слухи, будто Овербери отравили. Слухи подтвердил и слуга Овербери, и даже Фрэнсис Бэкон. В итоге в 1615 году этим делом заинтересовался дипломат и придворный Ральф Уинвуд.

Уильям Уаад

И вскоре выяснились любопытные подробности. Как только Овербери оказался в застенке, неожиданно, по рекомендации родственника Фрэнсис графа Нортгемптона, в администрации Тауэра произошли изменения и на место управляющего назначили друга семейства Ховардов Джервейса Элвиса. И этот человек, мучимый угрызениями совести или, что вероятней, пытаясь спасти свою шкуру, заявил Уинвуду, что от графини Эссекс (Фрэнсис Ховард) для Овербери приносили еду чрезвычайно сомнительного вида и, дескать, заподозрив неладное, он начал перехватывать подозрительную провизию, а узника кормить стряпней, которую готовил его личный повар.

Об этом немедленно доложили королю и тот, придя в негодование, распорядился провести обстоятельное расследование. Следует отметить, что к этому моменту Джеймс уже был увлечен другим молодым человеком - Джорджем Вильерсом, будущим герцогом Бекингемским.


Джордж Вильерс

В результате, нарисовалась приблизительно следующая картина. В Лондоне проживала одна весьма интересная дама - вдова уважаемого доктора - по имени Энн Тёрнер. Она была знаменита тем, что распространила в Англии моду на желтые накрахмаленные воротнички, манжеты и кружева и снабжала этими аксессуарами вельможных особ. Кроме того, она держала заведение для любовных утех и, следовательно, имела связи как в верхах, так и в низах.

Энн Тёрнер

Вдова свела Фрэнсис с аптекарем Джеймсом Франклином, и тот предоставил в ее распоряжение различные яды. Отраву подсыпали в еду, которую Энн передавала тюремщику Ричарду Вестону – бывшему слуге Фрэнсис и Карра. Здоровье заключенного начало стремительно ухудшаться. В связи с чем под видом лекарства помощник аптекаря Франклина (он признался, что действовал по наказу графини Эссекс и получил за свою работу 20 фунтов) посредством клизмы ввел в организм Овербери дозу ртутного раствора.

Полагаю, можно смело утверждать, что управляющий Тауэра Джервейс Элвис лукавил, когда утверждал, что пытался предотвратить преступление. Очевидно, он знал о плане (иначе зачем его назначили на эту должность) и способствовал его осуществлению. Несчастного убивали долго…

Всех злоумышленников, включая Фрэнсис Ховард и Роберта Карра, который отрицал свою причастность к делу, приговорили к виселице. Но король проявил милость, и эти двое получили пожизненное заключение. В 1622 году им было даровано прощение, и они вышли на свободу…

(С) Денис Кокорин
________________________

Подписывайтесь на Занимательную Англию в соцсетях:
Facebook, VK, Дзен

Все таки Елизавета, хоть ее представляют выжившей из ума старой девой, вызывает больше уважения, чем ее преемник.

Edited at 2019-09-19 01:05 pm (UTC)

Чем больше читаю исторических очерков, тем больше кажется, что нужно использовать короткие рубленые схемы, с минимумом участников. Многоходовочки не торт совсем.=) Спасибо, как всегда прекрасно.