Воспитатель идеальных жен


                 
Томас Дэй был сыном своего времени и, в определенном смысле, передовым человеком. Я говорю «в определенном смысле», потому что его передовитость выражалась не столько в пламенной увлеченности наукой и техникой, сколько в горячем почитании Жан-Жака Руссо, идеи которого он с усердием пытался претворить в жизнь, а именно: близость к природе; стремление к простоте и естественности; неприятие сословности, роскоши в чем бы то ни было, жеманной манерности и всей той фальши, которую навязывает общество.


Дэй имел убеждение, что природа и все живущие в ней создания взаимосвязаны и что животные, так же, как и люди, жаждут счастья и обращаться с ними нужно ласково. Итог – он стал вегетарианцем и выступал против чрезвычайно популярных петушиных боев и медвежьей травли.

Рассказывают, что однажды его приятель-юрист лукаво спросил его: «Неужели ты с равной любовью относишься к каждой живой твари и не убьешь, скажем, паука? – Нет, - ответил Дэй. – Я не считаю, что имею на это право. Представь, что некое высшее существо говорит своему компаньону: «Убей того адвоката!» Как тебе это понравится? А для большинства людей адвокат – создание более мерзкое, чем паук».

В разговоре с другим приятелем, почитавшим науку превыше всего, Дэй заявил, что уничтожил бы все книги, «исключая научные, которые я исключаю, только чтобы не обидеть тебя, и кроме Библии оставил бы лишь «Эмиля, или О воспитании» Руссо. Это – великолепный труд, чем больше я его читаю, тем больше им восхищаюсь. Руссо - единственный, кто, с недоступной для смертных проницательностью, сумел познать человеческое сердце и обнаружить тайные источники страстей. Каждая страница этой книги преисполнена истины».


Жан-Жак Руссо

Своим принципам он следовал и в том, что касалось внешности. «Пудра и красивая одежда были в те времена важными атрибутами джентльмена, но господин Дэй их не употреблял», - писала поэтесса Анна Сьюард (1742-1809). А его близкий друг Ричард Ловелл Эджворт в своих мемуарах отмечал, что «наружность господина Дэя не располагала к симпатии. Он редко расчесывал свои черные, как смоль, волосы, однако имел страсть часто мыть их в ручье».

Ричард Ловелл Эджворт

В 1769 году, когда ему был 21 год, Дэй решил, что будет жить с женой в уединении на лоне природы и воспитывать детей так, чтобы искренние чувства стали для них важнее общественных установок, а простота и естественность – выше учености. И может быть, мечтал этот идеалист, он таким образом подаст пример окружающим и в Великобритании взрастет поколение «чистых людей».

Жан-Жак Руссо считал, что человек от природы добр, но его портит общество, а о женщинах в «Эмиле, или О воспитании» писал:

«От хорошего телосложения матерей зависит прежде всего телосложение детей; от заботливости женщин зависит первоначальное воспитание мужчин; от женщин зависят, кроме того, нравы их, страсти, вкусы, удовольствия и самая честь. Таким образом, все воспитание женщин должно иметь отношение к мужчинам. Нравиться этим последним, быть им полезными, снискивать их любовь к себе и почтение, воспитывать их в молодости, заботиться о них, когда вырастут, давать им советы, утешать, делать жизнь их приятною и сладкою — вот обязанности женщин во все времена, вот чему нужно научить их с детства. Пока мы не поднимемся до этого принципа, мы будем плутать без толку, и все наставления, которые будут преподносить им, нисколько не послужат ни для их счастья, ни для нашего» (Перевод П. Д. Первова по изданию «Руссо Ж.-Ж. Эмиль, или О воспитании», 1911).

И Томас Дэй, следуя рекомендациям своего наставника, решил, как сообщает Анна Сьюард в воспоминаниях об Эразме Дарвине, «что его жена непременно должна иметь вкус к литературе и наукам, а равно к моральной и патриотической философии, чтобы стать ему спутницей в его уединении, которому он себя посвятит, и помогать воспитывать в детях добрый нрав и трудолюбие. Он также решил, что она должна быть простой в одежде, диете и манерах, как дева гор, и выносливой и бесстрашной, как спартанка… Однако отыскать такое создание было невозможно». Тогда поклонник Руссо вознамерился такое создание воспитать.   


Анна Сьюард

К предприятию подготовились основательнейшим образом. При участии его друга - юриста Томаса Бикнелла - был составлен документ, где говорилось, что Томас Дэй возьмет под опеку двух девочек, займется их образованием и по прошествии года выберет ту, что «придется ему по нраву» для последующей женитьбы. Вторую воспитанницу он обязывался пристроить для обучения ремеслу к какой-нибудь добропорядочной женщине с выплатой 100 фунтов стерлингов, а когда она выйдет замуж, выдать ей еще 400 фунтов. В случае же если и первая воспитанница не оправдает его ожиданий, он так же должен был найти для нее приличное место и выплатить 500 фунтов. Кроме того, Дэй поклялся не посягать на их невинность.    

Томас Дэй

После этого они отправились в лондонский приют и выбрали двенадцатилетнюю блондинку и одиннадцатилетнюю брюнетку. Первую Дэй назвал Сабриной, в честь английской реки Северн (на кельтском языке эта река называлась Сабрина), а вторую – Лукрецией, в честь добродетельной римлянки, которая подверглась изнасилованию и лишила себя жизни. При этом в качестве официального опекуна они указали Эджворта, не уведомив его. О целях «удочерения» администрацию учреждения в известность, естественно, не поставили.

В августе 1769 года «семья» поселилась в Лондоне, но очень скоро перебралась во Францию. Дэй утверждал, что в стране, где говорят на незнакомом языке, девочки будут надежно ограждены от разлагающего влияния общества. Однако не исключено, что таким образом идеалист хотел избежать распространения в родных краях нежелательных слухов о том, что некий эксцентричный господин живет с двумя юными красавицами (сообщается, что девочки были очень недурны собой) и неизвестно, чем с ними занимается.


Щеголь, 18 век

Во Франции Дэй принялся обучать своих воспитанниц, чтению, арифметике, начаткам физики, географии, попутно прививая им презрение к роскоши и стремление к простоте. Между занятиями девочки должны были заниматься хозяйскими делами. Однако очень скоро стало ясно, что учеба вызывает у них скуку. Начались ссоры и скандалы. Кроме того, они заболели часто смертельной в те времена оспой и требовали, чтобы опекун постоянно находился рядом и кормил их с ложечки. К счастью болезнь отступила, но неприятности не закончились. Однажды во время прогулки по реке их лодка перевернулась, и Дэй чудом спас питомиц от утопления. И, наконец, нельзя не упомянуть некоего офицера, который имел дерзость фривольно беседовать с девицами. Идеалист поднял шум. Молодой человек извинился. Но Дэй настолько разгорячился, что написал ему письмо, в котором выдвинул условие: либо дуэль, либо финансовое вознаграждение. Офицер послание проигнорировал, и англичанин успокоился.

Больной оспой, 1832 г.

Через восемь месяцев утомленный Томас возвратился с девочками на родину. Объявив, что Лукреция безнадежно глупа и непоправимо упряма, он отдал ее в ученицы одной модистке, а когда она, очень скоро, вышла замуж за торговца тканями, выплатил ей обещанные деньги.

Сабрине же предстояло пройти следующую фазу подготовки к замужеству – воспитание спартанских храбрости, выносливости и хладнокровия. Чтобы научить ее терпеть физическую боль, Дэй капал ей на руки и спину расплавленным сургучом. Она кричала, он хмурился. Чтобы выработать в ней стойкость к шуму, Дей палил из пистолетов. Юница в испуге подпрыгивала и хваталась за сердце. А однажды, чтобы проверить, насколько хорошо она владеет собой, он сообщил ей по секрету, что ему грозит опасность и взял с нее обещание никому не рассказать, потому что болтливость приведет к его гибели. В тот же вечер об этом знала вся прислуга… В итоге Томас, поняв безнадежность своей затеи, отправил Сабрину в школу-пансионат. Впоследствии она вышла замуж за того самого адвоката Томаса Бикнелла.

После неудачного эксперимента Дэй отказался от идеи воспитать себе жену и влюбился в приятельницу Анны Сьюард – писательницу Гонору Снейд. Он в подробностях изложил ей свои взгляды о том, какой должна быть идеальная супруга и заявил, что намерен жить в уединении. Но его ждало разочарование, так как девушка выказала пылкое нежелание жить в подчинении у мужа и нерасположение к уединению.


Гонора Снейд

Дэй стойко снес этот удар и, как часто случается в сентиментальных романах, занялся сестрой Гоноры - Элизабет. Но та прямо сказала, что, для того чтобы стать ее мужем, у него слишком дурные манеры. Видя, как оборачивается дело, Томас решил на время забыть о своих принципах и пообещал девушке поехать на год во Францию и освоить поклоны и менуэт.

И действительно, вскоре он прибыл в Лион, где принялся постигать искусства светского обхождения, фехтования, танца и верховой езды. И надо отдать ему должное: испытывая ко всему этому искреннюю неприязнь, он мужественно терпел. «Я - сюртук, сума, шпага и больше ничего. Я стал видом, параболой, символом. Мои глаза не видят ничего, кроме абсурда, уши не слышат ничего, кроме чепухи, разум безмолвствует и так далее и так далее. Но взамен я очень неплохо говорю по-французски, я боевит, болтаю вздор, ла-ла, выкидываю антраша, я такой, каким должен быть джентльмен», - писал он в полном сарказма письме Анне Сьюард.


Фехтовальщики, 18 век

Однако усилия были напрасны. Когда он возвратился в Англию и продемонстрировал Элизабет свои умения, она рассмеялась… Весьма примечательно, что некоторое время спустя на Гоноре женился упоминавшийся уже друг Томаса Ричард Ловелл Эджворт, а когда в 1780 году она умерла, он вступил в брак с Элизабет.

Что до Дэя, то впоследствии он все-таки нашел женщину, которая разделала его взгляды и согласилась быть ему супругой. Кроме того, он написал сделавшуюся чрезвычайно популярной детскую книжку и, ввязавшись в политику, стал произносить пламенные публичные речи, призывая к отмене рабства и борьбе с политической коррупцией. Но карьера продолжалось недолго, потому что Томаса Дэя погубили его же собственные убеждения.

Уверенный в том, что с любой живой тварью надлежит обращаться ласково в 1789 году он сел на необъезженного коня и стал гладить его по крупу. Животное на нежность не отреагировало и сделало прыжок. Сноровки удержаться в седле не хватило. Дэй упал и свернул себе шею. Так на 41-м году закончился жизненный путь весьма примечательного человека.

(С) Денис Кокорин

____________________________________
Подписывайтесь на Занимательную Англию в соцсетях:
Facebook, VK, Дзен
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категории: Общество.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.
Очень занимательно и поучительно ) И отлично изложено.
Пожалуйста. Это та самая "чрезвычайно популярная детская книжка"