На Восток: введение в контекст


Предисловие

Эх, хорошо на Востоке! Всего у них там вдоволь: и мягких шелков, и пушистых ковров, и тканей расписных, и каменьев драгоценных, и сахару сладкого, и пряностей душистых! Так, возможно, рассуждал некий английский купец, глядя, как добрые молодцы выгружают с португальского судна только что привезенный из Индий товар. И прав был англичанин: всего этого на Востоке имелось в изобилии. Тогда задумались островитяне: «Почему бы нам самим не завязать отношения с сарацинами и не выпросить у них торговых привилегий!» Что ж, дело доброе. Токмо обмозговать сперва надобно…


А пока ребята мозгуют, я хочу обратить ваше внимание на несколько нюансов, премного изменивших историю Европы.

Морской нюанс

В августе 1487 года лиссабонский порт покинула дружная компания, состоящая из двух святых и дьячка. Я, конечно же, имею в виду две каравеллы (Сан Христофор и Сан Пантелеймон) и вспомогательное судно. Это была не праздная морская прогулка, какие сейчас часто устраивают избалованные сомнительного происхождения достатком толстосумы, а крайне важная и чрезвычайно опасная миссия, участникам которой предстояло выяснить, где заканчивается Африка и возможно ли ее обогнуть. Дело в том, что португальский государь Жуан II страсть как хотел отыскать новый путь на Восток, чтобы обойти пронырливых посредников. Вот он и поручил бывалому 38-летнему Бартоломью Диасу разузнать, что да как.


Корабли São Cristóvão и São Pantaleão

И не подвел моряк короля! Хотя попотеть ему пришлось изрядно, а равно страху натерпеться досыта и не одну сотню молитв вознести Всевышнему, чтобы... ну, в общем так положено. Короче говоря, в декабре 1488 года Диас прибыл в Португалию и обрадовал Жуана известием о том, что Африка заканчивается Мысом Бурь. Монарх похвалил ретивого подданного, отметив, однако, что место сие Мысом Доброй Надежды называть надлежит.


А 9 лет спустя (8 июля 1497 года) настойчивый государь отправил огибать Африку другого морского волка по имени Васко да Гама. И снова не ошибся в своем выборе Жуан: да Гама Африку обогнул, добрался до Индии, завел там знакомства и героем возвратился домой, потеряв, правда, два корабля и больше половины экипажа. Ну а через некоторое время португальцы стали полновластными хозяевами в Индийском океане и, как следствие, фактически монополистами в торговле пряностями на европейском рынке.


Васко да Гама знакомится с индусами, 1850 г.

А если прибавить к этому тот факт, что в 1492 году Христофор Колумб «открыл» Америку, а в 1500 году Педро Альварес Кабрал (не хочу соблюдать португальскую фонетику) высадился в Бразилии, да еще вспомнить про одобренный папою римским Тордесильясский договор (1494), согласно которому Испания и Португалия поделили между собой весь неевропейский мир, то выходит, что море, куда ни плюнь, везде принадлежало проклятым «пиренейцам», так что приличному человеку даже на лодочке прокатиться было негде.

Религиозный нюанс

В начале 16 века в одном из германских княжеств жил славный юноша по имени Альбрехт (1490-1545). Был он не каким-нибудь там пекарем или плотником (хотя среди последних иногда попадаются очень даже примечательные личности), а сыном курфюрста Бранденбурга Иоганна Цицерона, то есть человека в упитанном теле и с тяжким бременем ответственности (шутка ли, выбирать императора!) Короче говоря, у парня были все основания рассчитывать на блестящую карьеру.

Альбрехт Бранденбургский, потрет работы Лукаса Кранаха, 1526 г.

И захотелось Альбрехту сделаться архиепископом. «Ничего, папенька, мне так не мило, как имя Господа нашего прославлять». Правда, чтобы добиться назначения, требовалось заинтересовать папу римского, а интересы у наместника святого Петра, как известно, о-го-го какие. Так что пришлось Альбрехту взять кредит в банке Frugger, и… глава Католической церкви сразу посчитал его достойным такой высокой должности. Мимоходом отметим, что на Святом Престоле в те времена восседал бонвиван Джованни Медичи или просто Лев X (не Лев икс, а Лев десятый), который увлекался всем, что увлекает: женщинами, напитками, кушаньями, играми, зрелищами и т.д.

Папа Лев X, портрет работы Рафаэля, 1518 г.

И все вроде бы шло хорошо. Однако настало время долг банку возвращать, а денег, вернее, деньжищ таких у архиепископа, естественно, не было. Тогда обратился он к понтифику с просьбою оказать содействие в выплате. Папа подумал и дал следующий ответ: «Материально помочь я тебе ничем не могу, потому как нам самим средств не хватает. Но есть у меня на примете отменный сейлс-менеджер по имени Иоганн Тецель. Он продаст кучу индульгенций, а денежки мы с тобой поделим по-братски: половина пойдет мне - на строительства собора святого Петра, половина тебе – на погашение кредита».


Иоганн Тецель

Катехизис I
Чтобы понять, что такое индульгенция, необходимо знать, как у католиков в те времена отпускались грехи. Процесс состоял из четырех фаз:
·       Исповедь (confession). Приходите вы к священнику и говорите: «Тяжко согрешил я, святой отец, - страстью порочной к торговке укропом воспылал и помыслы нечистые насчет ее персоны имел».
·       Раскаяние (сontrition). Священник вам говорит: «Покайся, сын мой». Вы в ответ: «Каюсь, святой отец. Хотя… Эх… Ладно, каюсь».
·       Отпущение (Absolution). Священник торжественно произносит: «Отпускаю тебе, сын мой, грехи твои». Однако это не более, чем формальность, потому что для полного очищения нужно…
·       Епитимья (penance)… совершить несколько хороших поступков, характер и количество которых зависят от тяжести прегрешения.

Так вот, индульгенция освобождала от последнего пункта. То есть: вы воспылали порочной страстью и боитесь возмездия, поэтому идете в церковь, исповедуетесь, каетесь, священник отпускает вам грехи и только собирается наложить епитимью, как вы ему: «Не нужно, святой отец, у меня документец». Вопросов нет. Свободен.

Катехизис II
И тут возникает вопрос: с какой это стати бумажка, пусть даже (образно) с печатью папской канцелярии и личной подписью понтифика, имеет такую силу. Не может же всё ограничиваться печатью и подписью. Непременно должна быть какая-то духовная основа. И духовная основа имеется. И не какая-то, а вполне себе определенная, даже, я бы сказал, четкая. Разработали ее опытные специалисты идеологического отдела КЦ. Сводится она к следующему. Святые люди во время своего пребывания на грешной земле совершили гораздо больше добрых дел, чем требуется для допущения в Рай. В итоге образовался излишек, из которого была создана Сокровищница заслуг. Распорядителем этого хозяйства стали Католическая церковь и лично папа римский. Так вот, сей источник добра использовался для обеспечения справок об отпущении грехов необходимой мистической силой. Своего рода «золотой стандарт», где каждая бумажка содержит толику былых заслуг праведников. В общем, чисто сработали, не придерешься.   
                                            
Но вернемся к делу. Иоганн Тецель действительно оказался продавцом от Бога. Разводил доверчивый народ, как хорошо отлаженный механизм разводит Дворцовый мост. Действовал он примерно так:

- Купи, братец, сертификат. Избавишься от лишних хлопот!
- Что ж, можно и купить, коль хороший товар.
- А возьми-ка два, а лучше пять. Ведь всё равно еще согрешишь. Все мы грешники, никуда нам от этого не деться. А у тебя запас будет - сэкономишь время!
- Хм… можно и пять.
- Да бери больше – подаришь отцу, брату, свату. Они ж тоже грешат.
- Ну, отец мой душу свою в чистоте хранит, ни делом, ни помыслом ее не оскверняет.
- Дурья твоя башка. Я тебе о чем толкую: мы все - жертвы первородного греха. А раз так, то грех в нас с рождения живет. Глянь-ка, подпись самого папы! Это тебе не орехи грызть…

Альбрехт был в восторге: «Надо же, еще чуть-чуть, и о долге, который так долго лежал на сердце неприятно давящим грузом, можно будет забыть!» Однако об этом безобразии прознал рядовой священник из Виттенберга Мартин Лютер, который уже подозревал, что папа и его ребята проворачивают нечистые делишки, и закатил страшный скандал (в 1517 году). Понтифик (эх, не стоило этого делать) разнервничался и отлучил Лютера от церкви (в 1520 году). Но Мартин, оказавшись парнем неробкого десятка, послал его святейшество куда подальше и разработал собственную доктрину.


Мартин Лютер, 1546 г.

Катехизис III
Вот вам перечень главных отличий доктрины Лютера от установок Католической церкви (собственно, отличается там всё).

Согласно католикам:
·       Источниками правды являются: Библия, решения папы римского (понтифик – безгрешен и всегда прав) и работы видных теологов, например, Фомы Аквинского.
·       Священники обладают уникальными способностями (независимо от степени личной греховности: будь ты прелюбодеем, стяжателем, обжорой, выпивохой и так далее, не имеет значения – раз ты священник, значит, обладаешь).
·       Священники в силу своих уникальных способностей, так сказать, способствуют во время богослужения превращению хлеба и вина в кровь и плоть Христа. Это называется пресуществление (transubstantiation) - один из важнейших элементов католической мессы.
·       Церковь - необходимый посредник между человеком и Богом. Частное лицо не может обратиться к Всевышнему напрямую (не дойдет молитва).
·       Простые люди не должны читать Библию, ибо ввиду своего скудоумия они не способны воспринимать такую сложную информацию. Хуже того, убогий ум, погрузившись в источник правды, может сделать неправильные выводы (то есть воспринять сведения в искаженном виде), что крайне опасно. Поэтому Библию надлежит читать только священнослужителям, на которых возложена задача истолковывать ее содержание сирой толпе. Вот почему Католическая церковь препятствовала переводу Библии на «народные» языки.   
·       Чтобы попасть на небеса, одной веры недостаточно – необходимо также совершать добрые дела, посещать богослужения и т.д.

Согласно Лютеру:
·       Источником правды является Библия и только Библия.
·       Священники, включая папу римского, – обыкновенные люди и никакими уникальными способностями не обладают.
·       Пресуществения (transubstantiation) не существует. По мнению Лютера, во время богослужения кровь и плоть Христа изначально присутствуют в хлебе и вине (это называется соприсутствие - consubstantiation) и не зависят от действий священника. Позднейшие идеологи протестантизма вообще отвергли это явление. В частности, швейцарец Ульрих Цвингли (1484–1531) считал, что хлеб и вино просто символизируют кровь и плоть Спасителя.
·       Церковь ни в коем случае не является необходимым посредником между человеком и Богом. Индивид может напрямую обращать свою молитву к Всевышнему.
·       Библию должны и даже обязаны читать все верующие. В связи с этим в 1520 году Лютер перевел книгу на немецкий язык.
·       Чтобы попасть в Рай достаточно только веры.

Иными словами, Мартин Лютер фактически утверждает, что в церкви никакой надобности нет. Это, конечно, не значит, что ее нужно упразднить – она, утверждал реформатор, необходима как организующее начало, но не более того. Так что понятно, почему Лев X разволновался. Хотя погорячился понтифик. Не хватило ему мудрости и рассудительности. Ведь кто такой Мартин Лютер? Да никто – рядовой священник, мелкая сошка. И если бы папа проигнорировал его ламентации, мало ли кто там вякает, то ничего бы, скорее всего, не произошло. Но папа, как говорится, повелся. Итог: кровопролитнейшие религиозные войны, бушевавшие в Европе до середины XVII века, сотни тысяч погибших, неизвестно сколько раненных и искалеченных, разрушенная инфраструктура, уничтоженные сельскохозяйственные угодья и… короче, черт знает что!


Ужасы Тридцатилетней войны, картина работы Аугусто Феррер-Далмау

Но самое интересное, на мой взгляд, здесь то, что Лютера вообще поддержали. И это ярчайшим образом иллюстрирует, как многие люди (в первую очередь правители и аристократия) относились Католической церкви. Поясню. КЦ как институция присутствовала во всех странах Западной Европы, владея там обширными земельными участками и получая денежное довольствие в виде обязательного налога (десятины). Денежки, как водится, шли в папскую казну, что временами вызывало ропот в рядах налогоплательщиков (в частности, в германских княжествах), дескать, чо это мы должны подогревать хрустами, кровью и потом заработанными, Рим. (Кстати, где это?) Более того, понтифик направлял во все эти страны своих людей, называвшихся легатами, которые чрезвычайно отравляли жизнь местным властям. И Лютер подарил всем недовольным прекрасную возможность избавиться от неприятного присутствия КЦ. Впрочем, я заговорился. Переходим к следующему пункту.

Комплексный нюанс

Его Величество король Англии Генрих VIII (1491-1547) был, как помещик Ноздрев (уж простите за сравнение), разбитным малым. Высок, красив, силен, энергичен, он и девчонке под юбку не прочь был залезть, и на охоте пострелять, и на рыцарском турнире копьем потрясти, и войнушку французам объявить и… В общем, настоящий мужик. Хотя если посмотреть с другой стороны, он был изрядно образован, умел изъясняться на нескольких языках и знал толк в искусстве. Одним словом, противоречивая личность. Но главное, была у монарха мечта: иметь сына, который бы после его смерти взял бы в свои руки воздвигнутое молодой династией Тюдоров здание.

Молодой Генрих VIII, 1509 г.

В 1516 году его супруга Екатерина Арагонская (тетя короля Испании и будущего императора Священной Римской империи Карла V) родила девочку, которую назвали Марией. «Мы еще так молоды, - сказал тогда Генрих венецианскому послу. - Сейчас у нас дочка, потом, Бог даст, будут и сыновья». Но сложилось иначе. Через год у Катерины случился выкидыш. Через два – ребенок (снова девочка) умер несколько часов спустя после появления на свет. А затем бедная женщина совсем утратила способность к деторождению. И в 1525 году король серьезно задумался...

Екатерина Арагонская

Екатерина была хорошей женой. Надежной, понимающей. В чужие дела нос не совала. Скандалов не закатывала. А когда требовалось, проявляла силу духа и стойкость характера. Но монарх, как известно, себе не принадлежит. Государству и династии был нужен наследник мужского пола, и выход имелся только один: развод.

В те славные времена августейшие особы могли разводиться только с позволения вышестоящих органов, то есть папы римского. И в 1527 году Генрих поручил своей правой руке, в смысле Томасу Уолси, уладить это деликатное дело. Последний, надо сказать, обладал всем необходимым для успешного исхода предприятия: хитрый дипломат, беспринципный деляга, изворотливая бестия, а также кардинал, папский легат и преданный королю человек наверняка должен был решить эту пустяшную проблему. И решил бы, если б не обстоятельства.



Томас Уолси, 1526 г.

Именно в 1527 году вышедшие из-под контроля войска Карла V (да-да, короля Испании и императора Священной Римской империи) захватили Рим и пленили папу Климента VII. После этого понтифик ходил перед императором на цыпочках и делал все, чтобы, не дай Бог, не вызвать его гнева и не допустить повторного разорения вечного города. И когда Карл услыхал, что Генрих хочет развестись с его тетей, он нахмурил брови и показал Клименту костлявый кулак. В результате английский монарх получил от ворот поворот и разгневался настолько, что послал папу пасти ежей. Иначе говоря, вывел Альбион за пределы юрисдикции Святого Престола.

Ремарочка
Всё это, конечно, произошло более насыщенным событиями образом. Но для краткости я опустил детали и изложил лишь суть. Кстати, Уолси вскоре после этого обезглавили (вернее, собирались, но он и тут всех обхитрил: по-быстренькому сыграл в ящик, не дожидаясь расправы), а на его место пришел другой Томас по фамилии Кромвель (предок Оливера), которому и пришла в голову мысль о создании национальной Английской церкви, протестантского, естественно, толка.


Вывод

Такие вот события произошли в Европе в первой трети XVI века. Так что английские негоцианты, рассуждая о том, как бы им завязать с Востоком отношения, не напрасно чесали головы. Сложившееся положение вещей не обещало им легкой жизни. Во-первых, в южных морях хозяйничали испанцы и португальцы. Во-вторых, на континенте созрел спровоцированный Лютером и его последователями огромных размеров гнойник ненависти на религиозной почве, готовый в любой момент разорваться и всё вокруг забрызгать. А в-третьих, англичане, настроившись на протестантскую волну, одновременно настроили против себя всех католиков и в первую очередь сильнейшее государство Европы – Испанию, которая, объявив себя поборницей традиционных ценностей, возымела намерение очистить мир от новомодной ереси. Правда в 1553 году на английский престол взошла Кровавая Мэри, которая вроде бы вернула страну в лоно «истинной церкви». Но жизнь ее оказалась слишком короткой. В 1558 году она в муках скончалась, и трон заняла прекрасная Елизавета, после чего Англия навсегда распрощалась с наместником святого Петра. Одним словом, Альбион со всех сторон окружали неприятели, что никак не способствовало движению на Восток.

Однако невзирая на все трудности дерзкие островитяне своего добились. Хотя путь выбрали долгий. В прямом смысле. Но об этом я расскажу в следующей серии.

Удачи!
(С) Денис Кокорин
___________________________________________

Подписывайтесь на Занимательную Англию в соцсетях:
https://www.facebook.com/enjoyenglandblog
http://vk.com/enjoy_england
https://www.instagram.com/enjoy_england

Recent Posts from This Journal

  • На курорт

    Что сказать… Маловато я сделал в этом году, маловато… Да и в следующем году многого не обещаю. Но что-нибудь обязательно будет. А…

  • Бунтовщик от Бога. Часть первая

    Длинная, но необходимая прелюдия В начале XVI века в Западной Европе произошли события , которые в корне изменили историю этого…

  • Бунтовщик от Бога. Часть вторая

    Смутьян Джордж Гордон родился в 1751 году в семье шотландского аристократа герцога Гордона. Это был очень маститый род,…

  • Дети Просвещения

    Intro Как прекрасен XVIII век, как красива барочная музыка, сколь игрива и воздушна живопись рококо, сколь остроумны и дерзки писатели…

  • Пауза...

    Леди и джентльмены, прошу покорнейше меня извинить за молчание. Сложный период . Хлопотный . Но он непременно закончится! Потому что…

  • На Восток: султан, царь, шах и другие знакомые Энтони Дженкинсона. Часть вторая

    Путешествие в Бухару Лондон-Москва В 1555 году, после многолетнего путешествия по Европе, Африки и Азии, Энтони Дженкинсон возвратился в…

Однако, и без айфонов не скучно жили в Средние Века)
Уолси не обезглавили. Не успели. Он умер по дороге в Англию с плохой вестью к королю. Только что смотрела два фильма про веселого Генриха VIII и его шесть жен. Обезглавили потом 2-х других министров.
Точно. Потом Генрих таких промахов не допускал и косил жён и министров до их естественной кончины.
И если бы папа проигнорировал его ламентации, мало ли кто там вякает.
__________

"вякать"- тот случай, когда Викисловарь не дает полной информации. Этимология имеет отношение к финно-уграм, у которых это слово является "словом-паразитом" и добавляется как частичка в конце предложения. Т.е. на Эст. языке реально "вякают": "Tahad midagi öelda, vä? (перев: хочешь что-то сказать, чтоль?). А если, как по Википедии, словенск. vékati «кричать, жаловаться», тогда надо бы говорить "векают".
за этимологию слова "вякать" вам отдельное спасибо. Давно задумывалась на эту тему. Хотя я использую это слово (часто, увы) для выражения неодобрения глупым коментом ("чего ты там вякаешь, дебил?? ))). Слово хорошо годится для использования в качестве триггера вселенской смази по всей морде ))).
Все на защиту Дениса Кокорина, или все борьбу с Колчаком! История, к сожалению, связана с политикой. А политика- грязное дело.
Как всегда очень интересно!
И, кстати, Оливер Кромвель не совсем потомок Томаса. Томас усыновил своего племянника Ричарда, дал ему свою фамилию (он был сыном сестры), и вот его правнук и есть Оливер.
И есть отличный сериал про Томаса Кромвеля - "Волчий зал". Как раз про все эти заговоры и интриги.

Edited at 2017-09-19 12:40 pm (UTC)
отличная вышла серия. Мне как историку очень понравилась популяризация и понятный язык изложения ;)