July 27th, 2015

Возрождение английского языка



В конце XIII века популярный тогда летописец Роберт Глостерский, написавший в стихах историю от сотворения мира, заявил: «Если ты не говоришь по-французски, люди тебя ни во что не ставят». И это правда. В начале 1300-х представители аристократии говорят на французском, в том числе король и его свита (лорды, рыцари и даже слуги). Очень немногие вельможи свободно владеют английским, если владеют вообще.

Collapse )

Мерзавец Чосер



Джеффри Чосер (1340/1345 – 1400) по праву считается отцом английской поэзии. Но лично я назвал бы его еще и прадедушкой английского языка. В смысле не родства, а, скорее, доброго попечительства. Дело в том, что к XIV веку «малыш», известный нам сегодня под именем английский язык, сменил столько приемных семей и опекунов, что исследователи небезосновательно называют его языком-бастардом. И действительно, если попытаться горизонтально изобразить его генеалогическое древо, то получится довольно длинная цепочка: индоевропейцы-кельты-римляне-англосаксы-римские миссионеры-датчане-норманны».

Collapse )

Чосер и нравы его времени



Вежливость, такт, политкорректность… На этих трех китах основывается принцип взаимоотношений между людьми в современном западном обществе. Но это, конечно, довольно молодая тенденция. В былые времена все обстояло совершенно иначе.

Collapse )

Джонсон Великолепный


Сэмюэль Джонсон

«Кто думает о том, чтобы лечь спать до двенадцати часов, тот негодяй» (Whoever thinks of going to bed before twelve o'clock is a scoundrel). Начинать зарисовку о непростой жизни великолепного Сэмюэла Джонсона с этой цитаты, наверно, несколько странно. Но она мне так нравится, что я просто не могу удержаться.

Collapse )

Джонатан Свифт. Старомодный брюзга


Джонатан Свифт. Портрет работы Фрэнсиса Биндона, ок. 1735 г.

Он – тори-анархист, который презирает власть, не веря при этом в свободу, и который придерживается аристократических взглядов, зная при этом, как низко пала ничтожная аристократия его времени»*. Так охарактеризовал Джонатана Свифта его верный последователь Джордж Оруэлл в своем очерке о «Путешествиях Гулливера».

Collapse )

Джонатан Свифт: на грани фола


Джонатан Свифт. Портрет работы Чарльза Джерваса, 1718 г.

Джонатан Свифт знаком российскому читателю в первую очередь как автор «Путешествий Гулливера». Однако на этом его литературные заслуги далеко не исчерпываются. Свифт – искусный острослов и дерзкий, язвительный сатирик. Его гневные, желчные памфлеты часто шокируют и даже пугают. Его простая и выверенная манера письма привлекла множество последователей, среди которых небезызвестный Джордж Оруэлл. Одним словом, Джонатан Свифт настолько емкая и интересная личность, что я вынужден разделить посвященную ему зарисовку на две части: в первой я скажу несколько слов о биографии и творчестве, а во второй – о прелюбопытнейших взглядах этого писателя на язык.

Collapse )

Язык елизаветинской эпохи


Елизавета I. Неизвестный художник. Ок.1588 г.

Елизаветинская Англия. Или эпоха правления Ее Величества Елизаветы I (1558 – 1603), младшей дочери Генриха VIII и Анны Болейн и последней монаршей особы и из династии Тюдоров. Этот «золотой период» ознаменован многочисленными свершениями как в политической сфере (разгром Непобедимой Армады, создание Ост-Индской компании), так и в области культуры: Эдмонд Спенсер, Кристофер Марло, Фрэнсис Бэкон, Уильям Шекспир…

Collapse )

Жизнь и смерть в Англии XV века


      

В предыдущих зарисовках я уже несколько раз упоминал Джеффри Чосера, написавшего к 1400 году свои легендарные «Кентерберийские рассказы». Что-то было сказано и о безукоризненном, как его нередко называют, короле Эдуарде III (1327–1377), который, если хотите, вдохнул в английский язык новую жизнь. Помимо этого, неоднократно использовались такие солидные слова и выражения, как «латино-французское наследие», «отец английской поэзии», «история в стихах», «трактат» и многие другие, так что создается впечатление, будто 14-15 вв. характеризуются невероятным всплеском культуры, учености и чем-то еще очень важным и исполненным высшего смысла. Но что же в действительности представлял собой Туманный Альбион в этот период?

Collapse )

Нарушение благочиния в Англии XIX века



Теплой июльской ночью член парламента Хью Пилкингтон возвращался домой из Палаты Общин. Трудно с точностью сказать, в каком настроении он пребывал, но предположим, что в хорошем. Допустим также, что в тот момент Пилкингтон был несколько рассеян, потому как сознание его было всецело поглощено серьезнейшей мыслью государственного значения и масштаба. И как раз в ту секунду, когда Пилкингтон уже взвесил все «за» и «против» и был близок к выводу, некто набросил ему на шею веревку и принялся душить. Нападавший, видно, хорошо знал свое дело, потому что очень скоро мышцы члена парламента обмякли и он лишился чувств.

Collapse )