Денис Кокорин (enjoy_england) wrote,
Денис Кокорин
enjoy_england

Categories:

Евреи: изгнание и возвращение


Еврей, рисунок Марии Третьяковой, 2016 г.

Я – арабист. В смысле в университете я изучал арабский язык и сопутствующие дисциплины: историю арабских стран, экономику и проч. Полученные знания позволили мне впоследствии работать переводчиком в одной крупной организации, где было много арабов. Так вот, стою я однажды у входа в здание, курю. Подходит ко мне знакомый палестинец, назовем его Ахмед, и говорит:

- Хочешь, расскажу анекдот?
- Конечно, хочу, - отвечаю я.
- Тогда слушай: приходит к старому арабу добрый еврей.

Я очень смеялся, потому что в теме. Хотя тема, честно говоря, не очень веселая.



Кровавый навет

26 марта 1144 года в лесу близ города Нориджа трое мужчин обнаружили труп мальчика. Это был 12-летний Уильям – подмастерье кожевенника. В последний раз его видели 21 марта, когда он отправился к нориджскому архидиакону устраиваться на работу.

Тело несчастного носило следы издевательств. Местные жители решили, что убийство учинили евреи (в городе их, наверное, было немногим больше сотни) для совершения религиозного  ритуала по случаю праздника Пейсах. Ребенка якобы привязали к кресту и подвергли пыткам, насмешнически воссоздавая страдания Христа.  

Смерть Уильяма из Нориджа. Находится в церкви Святой Троицы в Лоддоне близ Нориджа

Справка
Пейсах (Песах): иудейский праздник, посвященный исходу евреев из Египта.


Некоторое время спустя монах-бенедектинец Томас Монмутский написал «Житие и чудеса святого Уильяма из Нориджа» (The Life and Miracles of St. William of Norwich). Из чего следует, что мальчик стал святым, правда, неофициально – канонизирован он не был.


Уильям из Нориджа

Очень примечательно, что этот парень (монах-бенедектинец) приехал в город только через шесть лет после убийства и сразу принялся за расследование преступления. Он рьяно опрашивал свидетелей, в том числе принявших христианство евреев. И один из последних  будто бы рассказал ему о некоем пророчестве, согласно которому евреи смогут вернуться на родину, только если будут ежегодно приносить в жертву ребенка-христианина. Также примечательно и то, что в своем повествовании Томас делает упор на святости мальчика, утверждая, что от его тела исходил свет, и упоминая случаи целебного воздействия его могилы на местных прихожан.

Это, конечно, не значит, что все вокруг верили в россказни о кровавых ритуалах. Например, представители местных властей отказались предъявлять евреям обвинение в виду отсутствия доказательств. Более того, некоторые священнослужители выступали против культа Уильяма из Нориджа, потому что до своей смерти мальчик в праведности замечен не был.

Так зачем же, спрашивается, Томас Монмутский написал свою книгу и с таким пристрастием продвигал идею мученической гибели Уильяма от рук евреев-изуверов? На этот вопрос ответ найти можно. Дело в том, что когда в городе имеется объект поклонения, то туда стекаются паломники, которым нужно где-то размещаться, что-то есть, что-то пить и так далее. Чуете, куда клоню? Да-да, я говорю о материальной выгоде. Поэтому есть мнение, что бенедектинца на это предприятие подтолкнул эпископ нориджский Уильям де Турбевилль…



Церковь Святой Троицы в Лоддоне близ Нориджа

Ну а чем же народу не угодили евреи, что их записали в душегубы? Во-первых, иноверцы, что настораживает, а во-вторых, ростовщики. Церковь относилась к взиманию процентов с нескрываемой неприязнью. «Христианский Цицерон» Лактаций (250 – 325) считал эту практику грабежом, Св. Амброзий (340 - 397) приравнивал ее к убийству, папа Урбан III (1120 – 1187) ссылался на Евангелие от Луки, где сказано: «Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад», а участники третьего Латеранского собора, созванного папой Александром III в 1179 году, требовали отлучать нераскаявшихся лихоимцев от церкви. У евреев ситуация была схожая, однако давать деньги под проценты гоям (то есть неевреям) закон Моисеев не воспрещал. Поэтому они заняли эту прибыльную нишу вполне на законных основаниях. Ну а куда деваться: землей им владеть было нельзя, и в ремесленных гильдиях их никто не ждал. Так что… Короче говоря, евреев ненавидели, как обычно ненавидят кредиторов.

Однако эта грустная история с Уильямом из Нориджа еще примечательна тем, что это был первый случай обвинения евреев в ритуальном убийстве в Европе. Первый кровавый навет. Этот «тренд» тут же подхватили другие европейские страны, и понеслась по христианскому миру легенда о том, что проклятые иудеи пьют кровь невинных младенцев. Конечно, приятно иметь козлов отпущения, на которых можно свалить все, что угодно.


Иллюстрация кровавого навета, картина находится в польском соборе Sandomierz

С этой поры антисемитизм на Альбионе зацвел пышным цветом. В 1218 году Англия стала первой европейской страной, где евреев обязали носить отличительный знак. В последующие годы евреев обложили непомерными налогами, а в 1275 году им запретили заниматься ростовщичеством (Statute of the Jewry). Хорошенькое дельце. А чем же тогда заниматься, если больше ничего нельзя? Ну и, наконец, в 1290 году его величество Эдуард I издал эдикт об изгнании (Edict of Expulsion). Евреям предписывалось под страхом смертной казни немедленно покинуть территорию страны. Причем взять с собой позволялось только то, что можно было унести - все остальное имущество переходило в собственность короны.

Эдуард I

Нюанс
Что характерно, в мусульманском мире кровавых наветов на евреев не наблюдалось… По крайней мере до 19 века.

Историческая справка
Первое гетто появилось (нет, не в Англии) в Венеции в 1516 году. Евреям  выделили территорию на окруженном каналами островке в районе Каннареджо. Оно просуществовало до прихода в город Наполеона в 1797 году. Оттуда же пошло и слово гетто. Оно означало «литейная мастерская», одна из которых находилась в той местности.


Рабби

В 17 веке в Амстердаме жил человек по имени Маноэль Диаш Соэйро. Правда, друзья звали его несколько иначе, а именно Менаше бен Исраэль. И я не вижу никакой причины, почему я не могу его так называть.

- Человек имеет полное право менять свое имя, как ему заблагорассудится. И если ему хочется, чтобы его звали Мухаммед Али, то, черт возьми, у нас свободная страна, ты должен уважать его желания и называть его Мухаммед Али!


Кадр из фильма «Поездка в Америку»

Чтобы не вгонять читателей в тоску, я опущу подробности его биографии и скажу главное: это был очень ученый мужик, или, выражаясь высокопарно, выдающий мыслитель, богослов и просветитель. Лично меня как полиглота восхищает его лингвистический талант: он знал древнееврейский, древнегреческий, латынь и восемь современных языков. Есть мнение, что он был самым или по крайней мере одним из самых уважаемых евреев в Европе того времени. Кстати, среди его учеников был Барух Спиноза, а среди друзей - Рембрандт, который написал его портрет.

Менаше бен Исраэль, портрет работы Рембрандта, 1636 г.

Однако особое значение для нас имеет следующий факт: Менаше был мистиком-каббалистом и считал, что Мессия придет только после того, как евреи расселятся во всех уголках Земли. А тут как раз все так совпало…

Во-первых, в 1640-х годах один хороший человек, португальский путешественник, по имени Антонио де Монтесинос (для друзей просто Аарон Леви) съездил в Южную Америку и обнаружил там, кого вы думаете? ПОТОМКОВ ДЕСЯТИ ПОТЕРЯННЫХ КОЛЕН ИЗРАИЛЯ.


– Нашел!
– Что именно?
– Формулу!


Кадр из фильма «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона»

Историческая справка
Было на свете Израильское царство. Когда им правили Давид и Соломон, оно очень даже процветало. Но в 930 году до н.э. Соломон умер, и на престол взошел его сын Ровоам. Этот человек отличался суровым нравом, и многим это категорически не нравилось. В итоге, 10 колен откололись и образовали Северно-Израильское царство. А в 722 году до н.э. его завоевали ассирийцы, которые увели население в плен. Далее след «северян» теряется, и их ищут до сих пор.


Так вот, этот самый Аарон Леви утверждал, что в Андах (в районе современного Эквадора) он встретил людей, которые цитировали Тору и украшали свои гончарные изделия звездой Давида.

Во-вторых, в этот же период в Англии случились гражданская война и революция, которые окончились казнью короля Карла I (1649) и установлением чего-то вроде республики с Оливером Кромвелем во главе. При этом революционные власти отличались изрядной веротерпимостью (католики не в счет), и на этих дрожжах в стране развелось огромное количество околопротестантских сект (о некоторых из них читайте здесь). Иными словами, одухотворенные англичане погрузились в мистического характера искания.

«Настал момент, нельзя медлить», - подумал Менаше и написал книгу «Надежда Израиля» (Esperança de Israel), в которой он научно доказывал, что жители «Нового мира» действительно являются потомками потерянных колен. Труд немедленно перевели на английский и опубликовали на «острове». Причем мыслитель посвятил это издание парламенту и государственному совету. Работа имела бешенный успех. Еще бы, такая захватывающая ветхозаветная тема!



После этого Менаше начал переписку с Кромвелем на предмет возвращения евреев на Альбион. Интересно, что про это дело прознали люди с длинными языками, и по Лондону пошел слух, что Оливер, дескать, хочет продать иудеям собор святого Павла...

Английский лидер был человеком очень неглупым. Он прекрасно понимал, что присутствие в стране евреев сулит немалые финансовые выгоды, и пригласил ученого в гости. Тот приехал и изложил ему свои доводы, что мы, мол, хорошие, мирные люди, в деньгах знаем толк, в бизнесе разбираемся, и Англия, приняв нас, только выиграет. Кромвель призадумался и устроил по этому поводу общественные слушания. Однако...


Оливер Кромвель... есть что-то в нем от Высоцкого

Нет, юристы ничего против не имели. Они даже утверждали, что решение Эдуарда I не имеет юридической силы, потому оно не было ратифицировано парламентом. А вот предприниматели (зачем нам конкуренция?!) и клирики (зачем нам иноверцы?!) заартачились. В итоге, Оливер дал Менаше понять, что селиться вы у нас можете, но по-тихому. Короче, все получилось в стиле Александра I: «Сие нам не противно, но бумажку выдать не можем». Но как бы то ни было, писатель Джон Эвелин отметил в своем дневнике 14 декабря 1655 года, что евреям разрешили вернуться (Now were the jews admitted).

Джон Эвелин, портрет работы Готфрида Кнеллера, 1687 г.

Однако Менаше расстроился, что не получил официального уведомления и, грустный, уехал в Амстердам, где вскоре умер. Тем не менее евреи начали по-тихому оседать на Альбионе. А когда в стране восстановили монархию (1660), его величество Карл II взял их под свое крылышко уже вполне официально, несмотря на требование некоторых консервативных граждан немедленно изгнать иудеев. Так что в 1701 году они построили себе в Лондоне синагогу Bevis Marks.

Синагога Bevis Marks

Это - единственный в Европе еврейский молельный дом, где богослужения совершаются без перерыва уже более 300 лет.

На этом все. Уважайте друг друга, и воцарится на Земле мир!

(С) Денис Кокорин
___________________________
Подписывайтесь на Занимательную Англию в соцсетях:
https://www.facebook.com/enjoyenglandblog
http://vk.com/enjoy_england
https://www.instagram.com/enjoy_england
Tags: Англия, Великобритания, Менаше бен Исраэль, Оливер Кромвель, антисемитизм, евреи
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments

Featured Posts from This Journal