Выпьем за дипломатию!



В период с 1898 по 1908 гг. немецкую миссию в Бухаресте возглавлял Альфред фон Кидерлен-Вехтер. Это был способный человек старой закалки, который считал, что представитель великой державы должен действовать решительно и жестко. Впоследствии он станет министром иностранных дел Германии и внесет свою лепту в разжигание мировой войны.

Read more...Collapse )

Выпьем за остроумие!



В 1604 году английский дипломат Хенри Уоттон сказал следующее: «Посол – это честный джентльмен, которого посылают за границу лгать во благо своего отечества». Да, внешняя политика – это суровый мир, в котором правят лукавство и лицемерие. Но сейчас не об этом…

Read more...Collapse )

Выпьем за трезвость!



Сын правителя Ирана, шаха сефевидской династии Аббаса II, Сам-мирза воспитывался в гареме среди пышногрудых красавиц и заботливых евнухов и ничего не знал о внешнем мире.

Read more...Collapse )

Выпьем за душевное здоровье!



Всем известно, что, оказавшись на чужбине, русский человек часто начинает тосковать. Не хватает ему гречневой каши, белых березок, душевной широты и духовной глубины. И нередко эта тоска перерастает в хандру, которая, в свою очередь, оборачивается настоящим безумием.

Read more...Collapse )

Выпьем за сочувствие!



В 1890 году Петр Сергеевич Боткин (сын врача-терапевта Сергея Петровича Боткина и племянник поэта Афанасия Фета) прибыл в Вашингтон, чтобы занять место младшего секретаря российской миссии в США. Шестидневное плавание через Атлантику чрезвычайно утомило его, и добравшись до дома посланника Кирилла Васильевича Струве, он немедленно лег в постель и уснул.

Read more...Collapse )

Выпьем за тонкий вкус!



Леди и джентльмены, я решил – для разнообразия и в качестве эксперимента – ввести в свой блог рубрику «Выпьем за…» В ней будут короткие заметки об исторических курьезах, часто не связанных с Англией. Пробуем!

Read more...Collapse )

Этюд: призрак Генриха IX



Славный принц Генри… Силен, ловок, энергичен, смышлен, весел, открыт, жизнелюбив, боевит. Именно такого монарха хотели бы видеть люди на троне. И монархом ему стать предстояло. Рассказывают, что однажды его батюшка – король Джеймс I (Яков I, 1566-1625), размышляя о популярности своего чада, воскликнул в сердцах: «Неужто он похоронит меня заживо?!» На что его шут по имени Арчи остроумно заметил, что Его Величество видит в сыне не поддержку и опору, а источник страха. Услышав такое, монарх заплакал.

Read more...Collapse )

Ричард Гренвилл: человек, который переваривал стекло



Вот вы говорите Александр Македонский… Дескать, великий человек, непревзойденный полководец, покоритель народов, образец мужества, пример для подражания… А в чем, позвольте спросить, его величие? Представьте, что в вашем доме завелся мастер спорта по боксу, которому вдруг приспичило подчинить своей власти всех жильцов. Вокруг него мгновенно образуется кучка прихлебателей, крепких молодых ребят – генералов полководца, которые ходят по квартирам и, вызывающе играя грудными мышцами, уведомляют проживающих в доме людей, что отныне права на их имущество, жизнь и честь принадлежат великому господину. Во время этого похода, естественно, то и дело вспыхивают стычки и даже разыгрываются целые баталии. Достаточно вспомнить домохозяйку Тамару Николаевну Курочкину с чугунным утюгом и автослесаря Мамедова Вахита Алексеевича, выбившего налетчику два передних зуба. Но разве можно совладать с бравыми генералами гениального полководца! Так что в целом все проходит гладко. Серьезные проблемы возникают лишь с Андреем Бобрыкиным (2-й дан по карате), Семеном Плотниковым (кандидат в мастера спорта по самбо) и Колей Черепаном (человеком в высшей степени непредсказуемым). Однако в результате мастерски проведенной, с точки зрения стратегии, операции, а именно подбрасывания (непосредственно) в карманы их курток наркотических веществ, от этих людей удается избавиться.

Read more...Collapse )

Этюд: Эдвард Хайд и его манеж



Были времена, когда все вопросы между серьезными людьми решались по-мужски – силою. Если ты мог позволить себе больше доблестных бойцов в звенящих кольчугах, преданных мускулистых парней с надежными мечами и крепкими щитами, не знающих страха воинов на добрых конях, чем недруг твой, то за тобою оставалось поле битвы – тебе отдавалась победа. И от этого не только господину прибыток был, но и рыцарь, измазав сверкающую сталь клинка или острие копья сочащейся из раны противника кровью, в довольстве пребывал, ибо славою он покрывался.

Read more...Collapse )

Этюд: Джон Сомервилл



В конце октября 1583 года вечером в трактир одной из оксфордширских деревень вошел молодой человек. Одет он был щегольски, что говорило о принадлежности к благородному сословию, однако наружность его отдавала некоторой потрепанностью – будто от длительного путешествия. «Двойной… нет, четверной эль», - громко и несколько взволнованно приказал он высоким хрипловатым голосом и сел за стол. Девушка мгновенно принесла ему самый крепкий напиток, какой у них был. Молодой человек схватил кружку и сделал несколько жадных глотков. Находившиеся в помещении пять человек, которые прежде были увлечены разговором, прервали беседу и уставились на новоприбывшего. Тот быстро допил эль и принялся смотреть куда-то перед собой. Его нижняя челюсть мелко дрожала.  

Read more...Collapse )