Как Карл свататься ездил



Предыстория

У Джеймса I было много недостатков: леность, неряшливость, неприличная для государя хлебосольность; чрезмерная склонность к напиткам и развлечениям; возмутительная расточительность – один из парламентариев однажды охарактеризовал королевскую казну как «цистерну, в которой благодаря безграничной щедрости Его Величества к шотландцам образовалась постоянная течь»; прилюдное проявление подозрительно пылкой симпатии к миловидным молодым людям, что довольно вредоносно для репутации монаршей особы; отсутствие столь необходимой королю величественности, обильное наличие которой позволяло Генриху VIII и Елизавете I держать подданных в благоговейном страхе и многое другое, приведшее в итоге к невиданной прежде дерзости членов парламента.

Read more...Collapse )

Любовь и коварство




Long live the king

В 1603 году умерла королева Елизавета, и на английский престол взошел шотландский монарх Джеймс - сын Марии Стюарт, казненной за шестнадцать лет до этого по косвенному приказу почившей государыни. Джеймс с нетерпением ждал этого события уже давно. И вот – свершилось! После стольких лет прозябания в бедной Шотландии он, наконец, добрался до казенных сундуков несравнимо более богатой Англии. «Я словно нищий, который 40 лет скитался по пустыне и вдруг оказался на Земле Обетованной», - передает очевидец его слова.

Read more...Collapse )

Шалтай-Болтай сидел на стене



Humpty Dumpty sat on a wall,
Humpty Dumpty had a great fall;
All the king's horses and all the king's men
Couldn't put Humpty together again.

Шалтай-Болтай сидел на стене.
Шалтай-Болтай свалился во сне.
Вся королевская конница, вся королевская рать
Не может Шалтая, не может Болтая,
Шалтая-Болтая, Болтая-Шалтая,
Шалтая-Болтая собрать!
(Перевод Самуила Маршака)

Read more...Collapse )

Воспитатель идеальных жен


                 
Томас Дэй был сыном своего времени и, в определенном смысле, передовым человеком. Я говорю «в определенном смысле», потому что его передовитость выражалась не столько в пламенной увлеченности наукой и техникой, сколько в горячем почитании Жан-Жака Руссо, идеи которого он с усердием пытался претворить в жизнь, а именно: близость к природе; стремление к простоте и естественности; неприятие сословности, роскоши в чем бы то ни было, жеманной манерности и всей той фальши, которую навязывает общество.

Read more...Collapse )

Первый и последний: убийство премьер-министра



История поистине достойная пера Хорхе Луиса Борхеса… Мне нравится, как ее рассказывает профессор Роберт Моррисон, поэтому я буду следовать его плану.

11 мая 1812 года

11 мая 1812 года Джон Беллингем в компании своей квартирной хозяйки Ребекки Робартс и ее сына совершил прогулку от дома номер 9 по Новофабричной улице (New Millman Street), где он жил последние четыре месяца, до Королевской улицы (King Street), что рядом с Площадью Св. Якова (St. James Square). Там они посетили Европейский музей (European Museum), в котором провели около двух часов. Отметим, что Беллингем особенно долго рассматривал рисунок Питера Поля Рубенса «День Страшного Суда»…

Read more...Collapse )

Театральный этюд: Ричард Маклин



«Театр уж полон; ложи блещут; Партер и кресла — все кипит…» Как в начале 19 века в России, так и в начале 18-го столетия в Англии ложи блистали, а партер и кресла кипели. «Этот период (18 век) не запомнился заметными драматическими произведениями (помимо Beggar’s Opera Джона Гея, She Stoops to Conquer Оливера Голдсмита и School for Scandal Ричарда Шеридана мало что дошло до репертуаров современных театров), но для актеров это безусловно был великолепный век. С сентября по май посещение театра считалось одним из центральных событий общественной жизни Лондона», - пишет профессор английского языка Ратгерского университета и знаток культуры 18-го века Джон Линч. И действительно: конец 17-начало 18 столетий - это эпоха возникновения «звезд».

Read more...Collapse )

Разговор с духом Шекспира



В 19 веке в Европе и Северной Америке начали распространятся теорийки, что, дескать, Шекспира написал не Шекспир, которые оказались весьма живучи и находят приверженцев по сей день. Но из-за полного отсутствия документов, подтвердивших бы их правоту, выразителям этих идей приходилось порой идти на ухищрения. Об одном таком занятном случае я вам сейчас расскажу. Но сперва - введение в контекст. Для большей краткости я изложу все по пунктам, ограничась только самым, на мой взгляд, существенным.

Read more...Collapse )

Елизаветинский злодей: Ричард Топклифф


Введение

Прежде чем рассказать эту историю, необходимо ввести читателя в контекст. Кто с контекстом знаком, может сразу переходить к повествованию… Я буду краток. В 1485 году на трон в Англии взошел первый монарх династии Тюдоров Генрих VII (немедленно попрощаемся с этим господином, мы о нем больше говорить не будем). А 24 года спустя престол занял его сын Генрих VIII. У него была жена – испанская принцесса Екатерина Арагонская. Эта миниатюрная женщина (вероятно ниже 150 см) была хороша всем, кроме одного: не рожала мальчиков. Вернее, рожала, но они умирали в либо в утробе, либо в младенчестве.

Read more...Collapse )

Рассуждения о памяти от Умберто Эко



Случайно наткнулся на письмо, которое, к огромному сожалению уже почивший, Умберто Эко написал своему внуку. Речь в нем идет о необходимости развивать память. Приведу несколько фрагментов.

«… Я хотел рассказать тебе о болезни, что постигла твое поколение и даже молодых людей немного постарше тебя, которые, возможно, уже учатся в университете: о потери памяти… Понятно, что если кто-то хочет узнать, кто такой Шарлемань или где находится Куала-Лумпур, достаточно просто поводить пальцем по экрану и интернет все расскажет. Но тут имеется риск: поскольку ты уверен, что с помощью компьютера можно в любой момент найти все, что тебе нужно, необходимость запоминать станет казаться тебе излишней…»


Read more...Collapse )

Выпьем за неожиданные повороты судьбы!

reposted by enjoy_england



Начнем так… В 1516 году на испанский* престол взошел Карл. Он был сыном Хуаны, дочери Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского, и герцога Бургундского Филиппа Красивого – отпрыска императора Священной Римской империи Максимилиана I. Таким образом по материнской линии он унаследовал испанские королевства, а также Неаполь, Сицилию, Сардинию и все заморские колонии, а от отца – Нидерланды, которые тогда включали территории современных Нидерландов, Бельгии и Люксембурга. А в 1519 году к этому еще добавились и немецкие земли, поскольку Карла избрали императором Священной Римской империи. Так что в его руках, а вернее будет сказать, на его плечах оказался тяжелый груз обширнейших владений со всеми их проблемами. Многие испанские историки считают это чуть ли не национальной трагедией. И они во многом правы. Ведь львиная доля привозимого на Иберийский полуостров из американских колоний золота и серебра уходила не на развитие их страны, а на многочисленные военные кампании, которые велись на территориях, часто не имевших к Испании никакого отношения. Иначе говоря, американская кормушка удовлетворяла нужды чужой империи, а не Кастилии и Арагона.

Read more...Collapse )