Самый большой куш в истории пиратства



Граф Эрисейра. Портрет работы Помпео Батони (1708 – 1787).

Его Превосходительство граф Эрисейра дон Луиш Карлуш Игнасиу Шавьер де Менезеш стоял на палубе своего корабля «Носса Сеньора ду Кабу» (Nossa Senhora do Cabo) и с беспокойством наблюдал за работой моряков. Был апрель 1721 года.

Некоторое время назад этот 700-тонный гигант вышел из порта португальской колонии Гоа и взял курс на метрополию. Путь предстоял долгий: нужно было пересечь Индийский океан, обогнуть мыс Доброй Надежды и, пройдя вдоль западного побережья Африки, достичь Лиссабона.

План Гоа. 1750 г.

Однако недалеко от Мадагаскара судно попало в страшный шторм. Гигантские волны, будто взбесившиеся нереиды, долго забавлялись, то подбрасывая корабль, словно маленькую щепочку, высоко вверх, то норовя захлестнуть его и увлечь под гомерический хохот обезумевшего ветра в свое подводное царство. Шансов выжить было немного, и моряки, оставив всякую надежду, шептали молитвы, готовясь предстать перед творцом. Но сжалилась стихия. Успокоился океан. И «Носса Сеньора» бросила якорь у небольшого островка Реюньон, принадлежащего французской короне. И сейчас дон Луиш стоял на палубе, с беспокойством наблюдая, как моряки чинят главную мачту, поваленную ураганом.

Остров Реюньон. Источник: http://bit.ly/1MpbiIg.

У графа были все основания для волнения. После долгих лет службы наместником короля в Гоа, он возвращался на родину, везя с собой несметные богатства: восточные ткани, драгоценные камни, специи, предметы искусства, бесценные манускрипты. Все это – на баснословную сумму, превышающую 800 000 фунтов стерлингов. Чуть меньше половины груза предназначалось для португальского монарха, остальное же принадлежало ему – графу Эрисейре. Он рассчитывал выгодно продать сокровища и на вырученные деньги привести в порядок фамильные поместья, которые пришли в упадок. Он также надеялся получить завидное место при дворе и возвеличить имя своего рода. Но для этого требовалось пересечь кишащий пиратами Индийский океан и благополучно вернуться домой.

Сердце бывшего наместника сжалось, когда кто-то из команды крикнул, что вдали показались два корабля. Португалец схватил подзорную трубу и с жадностью впился взглядом в горизонт. Увидев британский флаг, дон Луиш немного успокоился и даже несколько повеселел. Ведь хорошая компания всегда поднимает настроение. Он устроит светский прием, угостит своих гостей хорошим вином, а затем расскажет о своих приключения на чужбине, которых было немало.

Граф уже был готов отдать приказ открыть приветственный залп из орудий. Но в его сердце снова проснулась тревога: корабли не вставали на якорь, а продолжали настойчиво приближаться к острову. Его Превосходительство снова взглянул в подзорную трубу и побледнел. Прямо на его глазах флаг Британской Империи был спущен, и на его месте возник веселый Роджер. Далее все развивалось с молниеносной быстротой. Пираты подплыли почти вплотную и открыли огонь, серьезно повредив «Носсу Сеньору», а затем пошли на абордаж. Добрая половина команды португальского судна тут же перешла на сторону противника. Многие, напуганные свирепым видом и решимостью головорезов, сдались в плен. Оставшаяся горстка смельчаков принялась отбиваться, но безуспешно. Корабль оказался в руках злодеев.


Иллюстрация из книги Buccaneers and Pirates of Our Coasts 1898 г.

Однако графу было нечего терять и, крепко сжав усыпанную драгоценными камнями рукоять своей шпаги, он бросился в бой. Дон Луиш был искусным фехтовальщиком и долго противостоял изумленным пиратам, не ожидавшим такой отваги от представителя высшего общества. Но не выдержала сталь горячей борьбы, рассыпался клинок, и португалец закрыл глаза, ожидая, что смертоносное жало вот-вот вопьется в его плоть.

Но в тот момент, когда кто-то из грабителей уже занес руку для нанесения последнего удара, прозвучала команда, и пираты послушно расступились, давая дорогу своему главарю. Капитан, усмехаясь, сделал реверанс и протянул графу его сломанную шпагу. Это означало, что ему сохраняют жизнь.

Трудно представить себе, какой восторг охватил разбойников, когда они подсчитали приблизительную стоимость добычи (по современным меркам примерно сто миллионов евро). Пираты пировали всю ночь, упиваясь ромом и беспорядочно паля из пистолетов. А утром, издевательски украсив шлюпку шуточными символами монаршей власти, они, под торжественные залпы орудий и возгласы «Да здравствует король!», передали графа и остальных пленников с «Носсы Сеньоры» администрации Реюньона, получив за это небольшой выкуп в 400 фунтов стерлингов. После чего злодеи снялись с якоря и, счастливые, вышли в открытое море.

Любопытно отметить, что губернатор острова знал о том, что происходит у его берегов. Но он также знал и то, что у него нет никакой возможности остановить пиратов. Поэтому он спокойно и даже с некоторым удовольствием наблюдал за событиями, ведь Португалия в тот период была противником Франции. Кроме того, в подобных случаях он старался сохранять нейтралитет: многие из его «подданных» были из бывших морских волков с темным прошлым, которые раскаялись, получили прощение от французского короля и жили мирной жизнью. И ему совершенно не хотелось, чтобы на волне ностальгии, вызванной столкновением с разбойниками, эти люди снова взялись за оружие и вернулись к прежнему «промыслу».

Что касается графа, то его надежды на красивое будущее были полностью разрушены. Хуже: португальский король, раздосадованный тем, что предназначенные ему бриллианты оказались в руках каких-то отщепенцев, обвинил бывшего наместника в недостатке рвения и по приезде того в Лиссабон отказал ему в приеме. В течение следующих десяти лет дон Луиш был лишен благосклонности монарха.

А у совершивших нападение пиратов, все сложилось вполне благополучно. Каждый член команды получил по 4 000 фунтов стерлингов (жалование обычного матроса составляло 1-2 фунта в месяц) и по 40 бриллиантов из сундуков графа.

Их капитана звали Джон Тейлор. Об этом человеке сохранилось крайне мало сведений. Говорят, он был известен своим свирепым нравом. Также рассказывают, что через пару лет после описываемых событий губернатор Портобело (Панама) даровал ему и его головорезам прощение. Что было с ним дальше, сказать трудно. Но это и неважно. Важно лишь то, что этот английский моряк навсегда вошел в анналы как джентльмен удачи, сорвавший самый большой куш за всю историю пиратства.

Источник: Raiders and Rebels: The Golden Age of Piracy. Фрэнк Шерри.