Неделя моды: кринолин, турнюр и английский нахал в Париже


Чарльз Уорт, рисунок Марии Третьяковой, 2016 г.

Очень короткое вступление

Говорят, дескать, Париж – столица моды. И в сущности верно говорят. Одно только но: отцом высокой моды, папенькой, так сказать, от-кутюра был не какой-нибудь там Франсуа или Жан-Люк, а подданный Великобритании Чарльз Фредерик Уорт.


Личная ремарка
Однажды я слышал, как в эфире какого-то украинского телеканала симпатичная ведущая сказала: «Вiт кутюр».


Вот как это случилось

Во-первых: Чарльз родился в Англии в 1825 году в обеспеченном семействе потомственного адвоката. Однако отец его начал проявлять чрезмерный интерес к напиткам и вскорости деградировал, а потом вообще ушел в неизвестном направлении, оставив жену с детьми без средств к существованию. В итоге мальчугану пришлось вкалывать с одиннадцати лет. Я страсть как люблю такие сюжеты, потому что они позволяют взглянуть на проблему алкоголизма с интересной стороны: как бы сложилась жизнь этого парня, если бы его родитель не пил? Стал бы он мировой знаменитостью?..

Во-вторых: за несколько лет трудовой жизни Чарльз научился разбираться в тканях и шить, так как судьба забросила его в текстильную промышленность. Наряду с этим он регулярно посещал картинные галереи, где с пристрастием рассматривал на полотнах костюмы былых времен. В конце концов этот тонко чувствующий юноша решил, что его жизнь будет связана с модой и, собрав свои пожитки, уехал в Париж.  

В-третьих: Чарльз прибыл во французскую столицу в 1845 году и устроился менеджером по продажам в магазин тканей и аксессуаров. В свободное от работы время он шил платья, которые (ого!) вызывали у дамочек восторг. Затем он выставил свои модели на всемирных выставках в Лондоне (The Great Exhibition 1851) и Париже (Exposition Universelle 1855) и очень неплохо засветился. А в 1857 году настырный англичанин открыл свою «лавку» Maison Worth  на улице Мира 7 (Rue de la Paix).


Дом моды Уорта на улице Мира 7, Париж, 1894 г.

В-четвертых: некоторые люди рождаются под счастливой звездой, а если к этому еще добавить щепотку таланта и пару ложек предприимчивости, то успех может быть просто ошеломительным. Так и случилось: одеждой Уорта заинтересовались две самые модные девицы тогдашней Европы - жена Наполеона III императрица Евгения (ох!) и австрийская принцесса Паулина фон Меттерних (ах!) Нетрудно догадаться, что очень скоро Чарльз сделался самым желанным в западном мире портным.

Императрица Евгения в платье от Уорта

Залог успеха: гонор и спесь

Объяснить феномен Уорта довольно просто: в отличие от своих коллег он считал себя не ремесленником, а художником, требующим, чтобы к его искусству относились с трепетом и уважением: дорогуша, вы пришли не к работяге, который способен сшить вместе пару тряпок, а к гению, который творит красоту. Отсюда все выкрутасы. Если обычный портной должен был сам ходить к заказчику, чтобы снимать мерки и получать инструкции по поводу дизайна, то Уорт принимал своих богатеньких клиенток у себя в салоне, причем последние были убеждены, что им сделали большое одолжение.

В итоге его лавка стала чем-то вроде закрытого клуба для избранных. Это значит, что людей с улицы в Доме моды Уорта не обслуживали.

- Этот столик – для иностранцев!


Кадр из фильма «12 стульев»

В самом деле, чтобы одеваться у дерзкого англичанина, женщина должна была иметь рекомендации от уже имеющегося клиента. В противном случае: «Охрана!» В этой связи было немало скандалов. Кутюрье, говорят, не церемонился, и многие зажиточные барышни уходили от него в слезах, что делало его салон еще более привлекательным. Конечно, будь Уорт из местных, этот номер бы у него не прошел. Но так как человеком он был приезжим, то есть вне французской классовой системы, то ему многое позволялось.  

Ну а теперь пару технических деталей о его профессиональных достижениях и нововведениях. Во-первых, Уорт был первым, кто начал делать сезонные коллекции. Во-вторых, он был первым, кто внедрил массовое изготовление копий своих платьев, естественно, по лицензии. В-третьих…впрочем, хватит.


Кринолин

- Собственно… так сказать… ну, словом… что теперь носят?

Кадр из фильма «Служебный роман»

Не берусь сказать, почему так произошло. В средние века женщины носили красивые платья без всяких эксцессов. Но где-то в 15 веке на Пиренейском полуострове решили, что лучше всего señoras и señoritas выглядят при пропорциях 70-20-500 и придумали штуку под названием verdugado. Это каркас, из-за которого нижняя часть женского платья становится неприлично широкой (то есть спереди и сзади – плоско, а по бокам – о-го-го). Приспособление тут же подхватили жители Альбиона, назвав его farthingale.

Королева Англии Елизавета I, портрет работы Маркуса Герартса младшего, 1592 г.

Историческая справка
В средние века англичане делали стулья со спинкой и подлокотниками. Но из-за появления farthingale от подлокотников пришлось отказаться, чтобы барышни в модных платьях могли нормально сидеть.

Мода на необъятный низ сошла на нет только в начале 19 века, когда дамы, подражая древним, принялись носить легкие платья с высокой талией.


Бал в Лондоне, 1823 г.

Однако к 1830-м годам случился рецидив - в виде кринолина. Это была, грубо говоря, широкая юбка, под которую надевалось много «подъюбок» (petticoats). В итоге создавался объем, приводивший викторианцев в страшный восторг.

Карикатура на кринолин. Текст снизу: «Подумать только, моя милая Джулия, что наши матери носили такие смешные платья».

Примечательно, что «подъюбки» изготавливались из плотных тканей, а число их в одном наряде могло достигать десяти штук, что без всякого сомнения приводило к повышенной потливости в жаркое время.

Герцогиня Кентская

Но в 1856 году произошло событие, которое позволило модницам вздохнуть с облегчением (выражение вздохнуть с облегчением я использую метафорически, потому что тотальная корсетизация не позволяла женщинам тех времен свободно дышать): заботливые мужчины придумал конструкцию из стальных обручей, которую тоже стали называть кринолином. Эта штука избавляла от необходимости использовать поддевы. Однако тут имелись свои нюансы. Новое приспособление требовало чрезвычайной плавности движений: при порывистой ходьбе оно начинало раскачиваться, вызывая у кринолиноносиц страшный конфуз. Одним словом, барышням пришлось заново учиться ходить – чинно и статно. Феминистки, которых в то время было еще не так много, уверяли, что женщин специально упаковывают в корсет и кринолин, чтобы максимально ограничить их свободу.

Сатирический журнал Punch (основан в 1841 году) это дело, конечно, немилосердно высмеивал.


Карикатура на кринолин, Punch, 1856 г.

Служанка в юбке с кринолином, Punch, 1862 г.

Карикатуристы вообще были щедры на остроты.


Карикатура на кринолин, Джордж Крукшанк, 1850 г.

Подул сильный ветер, 1860-е

Хотя по большому счету в карикатурах особенной надобности не было, потому что все это можно было увидеть вживую.

Этому пылкому кавалеру непросто дотянуться до своей возлюбленной. Фото: 1865 г.

Даже не знаю, что сказать. Фото: 1865 г.

Викторианцы на отдыхе. Особенно хороша девушка слева. Фото: 1860 г.

Зацепилась. Фото: 1858 г.

Смех смехом, а иногда ношение таких модных нарядов могло привести к трагедии. Например, в октябре 1871 года в графстве Монахан (на севере Ирландии) был бал, на котором присутствовали сводные сестры Оскара Уайльда Эмили и Мэри. В конце вечера гостеприимный хозяин пригласил Эмили на танец. Когда они кружились в вальсе, девушке на платье случайно попал уголек из камина. Материя мгновенно вспыхнула. Мэри бросилась спасать сестру, но ее одеяние тоже загорелось. В результате обе погибли от ожогов…   

Турнюр

Чарльз Уорт активно использовал стальной кринолин и, вероятно, способствовал его популяризации. Но в 1860-х годах этот фасон ему приелся, и он сделал платье с длинным шлейфом и турнюром (bustle).

Примечание
Турнюр - набитая конским волосом подушка, которая прикреплялась к платью сзади и делала женщину похожей на кентавра.


Карикатура на турнюр, 1880-е (?)

Новая модель была просто катастрофически непрактичной: шлейф волочился по полу, собирая всю грязь, а турнюр практически лишал девицу возможности сидеть. Так что приходилось выбирать: либо ты на стиле, но весь день на ногах, либо сиди себе на здоровье, но подальше от благородного общества. В этой связи авторитетнейший в те времена искусствовед Джон Раскин сказал в 1876 году: «Глядя на то, как англичанки подметают своими платьями улицы, я потерял веру в здравый смысл».

Платье с турнюром и шлейфом, 1875 г.

Тем не менее Уорт очень гордился этим нововведением, считая его своим наивысшим достижением. «Я свергнул кринолин», - говорил он хвастливо.

Чарльз Уорт

В 70-х годах турнюр был сравнительно скромного размера, но к 80-м он раздулся до неприличия.


Прогресс турнюра

Однако дальше дело не пошло, и в 1890-х турнюры носить перестали.

Провожая уходящее столетие, редактор журнала The Tailor and Cutter написал в 1898 году: «Накрахмаленная манишка будет занятным экспонатом для историков, интересующихся портняжными орудиями пыток 19 века». Что ж, справедливое замечание. Но на мой взгляд, манишка – ничто по сравнению с корсетом, кринолином и турнюром.

(С) Денис Кокорин
_____________________________________
Подписывайтесь на Занимательную Англию в соцсетях:
https://www.facebook.com/enjoyenglandblog
http://vk.com/enjoy_england
https://www.instagram.com/enjoy_england

Recent Posts from This Journal

Кстати. О всемирных выставках с хрустальными дворцами. почему эти глобальные мегавыставки проводились в 19 веке, так что помним до сих пор, а в нашем времени их нет?
Так сейчас таких выставок просто нет!
Эйфелеву башню тоже построили для выставки, хотя они и не были первыми)
Сколько бы сейчас чудесных сооружений было по миру, если бы эти Всемирные Промышленный выставки продожались?)
Но нет, заглохла как то эта хорошая инициатива...
Проводятся только тематические- а это уже не так масштабно и интересно)
Кстати, да. Сейчас только специализированные... Интересное наблюдение)
Спасибо! :) Легко и остроумно. Поучительно для невест ;)
Ремарка к ремарке. В связи с темой и названием журнала фраза "Вiт кутюр" у меня причиталась как a bit кутюр.