Мерзавец Чосер



Джеффри Чосер (1340/1345 – 1400) по праву считается отцом английской поэзии. Но лично я назвал бы его еще и прадедушкой английского языка. В смысле не родства, а, скорее, доброго попечительства. Дело в том, что к XIV веку «малыш», известный нам сегодня под именем английский язык, сменил столько приемных семей и опекунов, что исследователи небезосновательно называют его языком-бастардом. И действительно, если попытаться горизонтально изобразить его генеалогическое древо, то получится довольно длинная цепочка: индоевропейцы-кельты-римляне-англосаксы-римские миссионеры-датчане-норманны».

Последние низвели английский до незавидного статуса пасынка, в то время как роль законнорожденного дитяти досталась французскому языку.

Чосер же приютил беднягу, выходил и вывел в люди. В результате появились «Кентерберийские рассказы», в которых поэт задействовал весь латино-французский багаж, усвоенный «малышом» за последние 300 лет. Работа Чосера – первое произведение такого масштаба, где английские слова очень, на мой взгляд, гармонично сосуществуют с многочисленными латино-французскими заимствованиями (насладиться прологом к «Рассказам» можно здесь: http://www.youtube.com/watch?v=QE0MtENfOMU)

Речь, конечно, пока идет о среднеанглийском (использовался в средневековой Англии рамках XI—XIV веков). И прежде чем возмужать до новоанглийского уровня, ему еще предстоит пройти немало испытаний. Тем не менее переоценить значимость произведения Чосера с точки зрения дальнейшего развития и, что еще важнее, исследования истории языка поистине невозможно.

Но у всякой тенденции есть как сторонники, так и противники: некоторые были настроены решительно против латино-французских заимствований. Среди них – Александр Гилл (Alexander Gill the Elder 1565-1635). Широкой публике это имя вряд ли знакомо. Он был ученым-лингвистом (как бы мы сейчас сказали) и преподавал в одном из лучших образовательных учреждений того времени - школе Святого Павла. Среди его учеников, кстати, был автор бессмертного «Потерянного рая» Джон Мильтон.


Джон Мильтон

Не углубляясь в подробности, скажу, что в 1621 году Гилл написал трактат Logonomia Anglica, посвященный английскому языку (примечательно, что написал он его на латыни). В этой работе ученый исследует грамматику, фонетику и прочие прекрасные вещи. Но кроме этого, он очень недвусмысленно озвучивает свое отношение к «романским» веяниям в английском языке:

Титульная страница Logonomia Anglica. Издание 1621 г.

«Примерно в 1400 году предвестник бед Джеффри Чосер прославил свои стихи за счет использования латинских и французских слов. Такова уж глупость неотесанных масс, которые восхищаются более тем, что менее понимают. С тех пор мы вновь наблюдаем суету в письменном и устном языке: поскольку каждый недоучка стремится прослыть знатоком и блеснуть мастерством в латыни, французском (или ином языке), ежедневно у нас приручаются словесные бестии и прививаются ужасные, оскорбляющие слух отпрыски дурного сорочьего племени, которые несут угрозу нашим словам. И сегодня мы, англичане, в большинстве своем говорим не на английском языке, который ныне непонятен нашему слуху.

Но и этого нам мало: мы не только произвели на свет это ублюдочное потомство, вскормили этого монстра, но и изгнали наше законнорожденное чадо, столь приятное для выражения мыслей и признанное нашими праотцами. О, жестокая страна!»*

Иными словами, по мнению Гилла, латино-французское наследие только изуродовало английский, который в своем чистом виде лучше любого другого языка подходит для выражения мыслей. И вина за это не в последнюю очередь лежит на мерзавце Чосере!

*Текст оригинала: http://bit.ly/1DHcsvR