История одного молельного дома



Как озорлива и проказлива бывает порой судьба. Сейчас я вам расскажу одну историю, и вы сами в этом убедитесь.  

Многие, полагаю, знают, какое несчастье случилось 24 августа 1572 года. В тот день, а точнее в ту ночь, парижские католики устроили резню гугенотов (протестантов). Во французской столице погибло более двух (а кто-то говорит и трех) тысяч человек. В историю это событие вошло под названием «Варфоломеевская ночь», потому что оно произошло в канун дня святого Варфоломея.


Резня в день св. Варфоломея, картина работы Франсуа Дюбуа

После этого волна религиозного насилия прокатилась по всей стране. Было пролито море крови и еще больше слез… Но примерно тридцать лет спустя, а именно 13 апреля 1598 года, король Генрих IV Бурбон издал Нантский эдикт (l'édit de Nantes) о веротерпимости, даровав протестантам свободу молиться, как им вздумается. И во Франции воцарился религиозный мир. Правда, временно…

В 1643 году на трон взошел Людовик XIV, то есть маленький мальчик по имени Луи-Дьёдонне (Louis-Dieudonné), что в переводе с французского означает «дарованный Господом» (впоследствии его еще будут называть королем-солнце). Тогда ему было меньше пяти годиков, поэтому государством правила его мать Анна Австрийская и первый министр кардинал Мазарини.


Людовик XIV в возрасте пяти лет, портрет работы Филиппа де Шампаня, 1642 г.

Но в 1661 году Мазарини умер, и король, которому уже исполнилось 18 лет, заявил, что отныне он будет распоряжаться судьбой страны самостоятельно. И юноша, знаете ли, не соврал. Он был искренне уверен в своем божественном праве на абсолютную власть (ему приписывают фразу «Государство – это я») и пользовался этим правом весьма умело: при нем Франция безоговорочно главенствовала в Европе.

Людовик XIV, картина работы Гиацинта Риго, 1701 г.

Хотя достичь этого удалось исключительно за счет беспрестанного обдирания населения. То есть при любой необходимости Людовик вводил новые налоги или повышал старые и таким образом всегда имел сумму, необходимую для очередной военной кампании, строительства гигантского дворцового комплекса Версаль и прочих капризов. Короче говоря, классика: «дарованный Господом» лидер и его ребята весело гуляют, поднимая тосты во славу отчизны, а за банкет рассчитывается народ.

- Кушайте, кушайте, Маргарита Васильна, все оплачено!


Кадр из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»

А к 80-м годам Людовик XIV озаботился духовным единством страны, и отменил Нантский эдикт, то есть запретил протестантизм. В итоге страну покинуло около 200 тысяч гугенотов. Многие (до 80 тысяч, хотя цифры разнятся) нашли прибежище на Альбионе, осев преимущественно в Лондоне. Кстати, в английской столице большинство французских приезжих занялись шелкопрядением, и впоследствии их потомки доставили властям немало хлопот, устраивая буйные акции протеста против снижения оплаты их труда.

В ткацкой мастерской, работа Уильяма Хогарта, 1747 г.

На этом прелюдию можно закончить и перейти к делу. Понятно, что такой ораве гугенотов хотелось иметь свои молельные дома. Поэтому они скидывались и строили себе церкви. Одна из них (La Neuve Eglise) была сооружена в 1744 году в районе Спиталфилдс. Однако к началу XIX века необходимость в ней, видно, отпала, так как в 1809 году здание выкупила прекрасная организация под названием «Лондонское общество распространения христианства среди евреев» (London Society for Promoting Christianity Amongst the Jews).

Современный вид молельного дома

Я нисколько не сомневаюсь в том, что представители этого почтенного общества были преисполнены лучших побуждений. Но распространение, должно быть, продвигалось неважно, потому что уже через 10 лет, в 1819 году, объект перешел в собственность методистской церкви (это одно из ответвлений протестантизма, разговор о котором заводить сейчас мне не хочется).

А затем, друзья мои, судьба во всей красе проявила свой озорной нрав. В 1898 году здание выкупили евреи. Те самые евреи, которых упомянутые выше члены «Лондонского общества», размещавшегося когда-то в этом же самом здании, безуспешно пытались переманить в христианский лагерь.

- Товарищ, извиняюсь, вы случайно не еврей?!



Одним словом, в последующие несколько десятилетий спиталфилдская синагога (Spitalfields Great Synagogue) удовлетворяла религиозные нужды многочисленных беженцев из Восточной Европы, и в частности России, где в конце XIX начале XX веков периодически происходили погромы.

А дальше судьба продемонстрировала еще большую изобретательность: евреи построили себе новые синагоги, а здание этой в 1975 году продали… мусульманам – выходцам из Бангладеш.

Немного истории. Как известно, Индия была колонией Великобритании. И когда англичане отпускали эту огромную страну в свободное плавание в 1947 году, они разделили ее по религиозному признаку на два государства: индуистскую Индию и мусульманский Пакистан, состоявший из Западного Пакистана (центра) и Восточной Бенгалии (провинции), которая в 1956 году была переименована в Восточный Пакистан.


Карта до 1971 года

Нашим ребятам категорически не нравилось быть какой-то там провинцией и подчиняться властям Западного Пакистана. Поэтому они устроили освободительную войну, закончившуюся в 1971 году объявлением независимости восточной части страны, которую назвали Бангладеш. 

Карта после 1971 года

Жизнь в новом государстве была не сахар, особенно учитывая, что во время летнего сезона дождей его буквально затапливает. Так что народ повалил в загранку в поисках лучшей доли. В итоге в лондонском районе Спиталфилдс оказалась приличная бангладешская община, которая и приобрела это многострадальное здание, переоборудовав его в мечеть. Она и сейчас там стоит. Не верите? Сходите посмотрите сами. Вот вам адрес: 59 Brick Lane, London E1 6QL, United Kingdom.

В конце таких историй обычно принято выводить мораль. И я не собираюсь отступать от правил. Итак, мораль этой истории такова: учитывая глумливый характер судьбы, в этой жизни, граждане, нельзя быть уверенным решительно ни в чем! Ни в чем!!!

Recent Posts from This Journal

хорошая история
Про универсальность архитектуры, торговли и человеческой природы )))
Интересный пост, как обычно, впрочем. Спасибо)
Интересно, спасибо!
Да, судьба порой такие коленца выкидывает.
А вот православной церковью этот дом не был, непорядок! Инертная какая-то русская община в Лондоне...